таможенные споры
+7 (906) 4-313-865
Новороссийск, проспект Ленина, 61
mail@free-ved.com
Партнеры и клиенты
ПОЛЕЗНЫЕ ОНЛАЙН-РЕСУРСЫ

Практика рассмотрения дел, связанных с применением статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, с участием таможенных органов

Практика рассмотрения дел, связанных с применением статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, с участием таможенных органов

 

Мунтян Л. Б. Судья Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа # Председатель судебного состава Арбитражного суда Мурманской области
Пугачева Н. Н. Помощник судьи Арбитражного суда Северо-Западного округа.

В целях эффективного продвижения процесса формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства Договором от 10 октября 2000 года <1> было учреждено Евразийское экономическое сообщество (далее – ЕврАзЭС). 6 октября 2007 года странами – участницами ЕврАзЭС (Российской Федерацией, Республикой Казахстан и Республикой Беларусь) был подписан Договор о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза <2>. Подписание данного документа позволило странам-участницам существенно улучшить взаимный товарооборот посредством установления единого таможенного тарифа и других единых мер регулирования торговли товарами с третьими странами.

<1> Подписан в г. Астане, ратифицирован Федеральным законом от 22.05.01 N 56-ФЗ. Действие документа приостановлено с 1 января 2015 года и прекращается с даты вступления в силу Договора от 10.10.14.

<2> Подписан в г. Душанбе, ратифицирован Федеральным законом от 27.10.08 N 187-ФЗ; утратил силу с даты вступления в силу Договора о Евразийском экономическом союзе от 29.05.14 – с 1 января 2015 года.

Создание единой таможенной территории трех стран – Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации – потребовало качественного преобразования нормативно-правовой базы, регулирующей общественные отношения, складывающиеся в таможенной сфере. С 1 июля 2010 года на территории Российской Федерации вступил в силу Таможенный кодекс Таможенного союза (далее – ТК ТС), принятый в соответствии с решением Межгосударственного совета ЕврАзЭС от 27.11.09 N 17 “О Договоре о Таможенном кодексе Таможенного союза” <3>.

<3> Подписан в г. Минске, ратифицирован Федеральным законом от 02.06.10 N 114-ФЗ.

 

ТК ТС является нормативным правовым актом прямого действия на территории перечисленных выше государств. Наряду с общими правилами совершения таможенных операций, уплаты таможенных платежей и осуществления таможенного контроля указанным документом подробно регламентированы таможенные процедуры, различающиеся целями ввоза товаров на единую таможенную территорию и вывоза их за пределы таковой. Вместе с тем единообразное таможенное регулирование не лишено отсылочных норм, предусматривающих возможность регулирования определенных смежных отношений национальными нормативными правовыми актами. Например, обжалование актов и действий таможенных органов регулируется в каждом государстве внутренними нормами (статья 9 ТК ТС). Аналогично решается вопрос с организацией консультирования таможенными органами (статья 11 ТК ТС). Так, в целях обеспечения Российской Федерацией международных договоров, составляющих договорно-правовую базу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, решений органов Таможенного союза в сфере таможенного регулирования и таможенного дела, обеспечения экономической безопасности Российской Федерации при осуществлении внешней торговли, совершенствования государственного управления в сфере таможенного дела, обеспечения соблюдения прав и законных интересов лиц, осуществляющих деятельность в сфере таможенного дела, создания условий для развития внешнеэкономической деятельности и внешнеторговой деятельности, инфраструктуры в сфере таможенного дела был принят Федеральный закон от 27.11.10 N 311-ФЗ “О таможенном регулировании в Российской Федерации” <4>.

<4> Вступил в силу с 29 декабря 2010 года, за исключением отдельных положений, вводимых в действие в иные сроки.

Как следует из положений статей 17 и 189 ТК ТС, ответственность за несоблюдение требований таможенного законодательства Таможенного союза как декларант, так и таможенный представитель несут также в соответствии с законодательством государств – членов Таможенного союза. Административные правонарушения, родовым объектом которых являются общественные отношения, возникающие в процессе перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу Таможенного союза, перечислены в главе 16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ).

Одним из самых распространенных правонарушений в сфере таможенного дела, совершаемых как юридическими, так и физическими лицами, является недекларирование либо недостоверное декларирование товаров, предусмотренные статьей 16.2 КоАП РФ. Привлечение лиц к административной ответственности по указанной статье КоАП РФ является одной из актуальных проблем правоохранительной деятельности таможенных органов, поскольку “недекларирование товаров наряду с незаконным перемещением через таможенную границу Таможенного союза товаров и (или) транспортных средств международной перевозки, недостоверным декларированием товаров и несоблюдением запретов и (или) ограничений на ввоз товаров на таможенную территорию Таможенного союза или в Российскую Федерацию и (или) вывоз товаров с таможенной территории Таможенного союза или из Российской Федерации относится к так называемым контрабандообразующим составам, отличающимся повышенной общественной опасностью” <5>. Данными обстоятельствами и обусловлено большое количество споров с участием таможенных органов в арбитражных судах.

<5> Канищев Д.Р. Актуальные вопросы привлечения к административной ответственности лиц за недекларирование товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза // Таможенное дело. 2013. N 1.

В целях достижения единства судебно-арбитражной практики в настоящей статье проанализированы дела, связанные с применением статьи 16.2 КоАП РФ, с участием таможенных органов, рассмотренные судьями Арбитражного суда Северо-Западного округа (далее – АС СЗО; до 06.08.14 – ФАС СЗО) с момента введения в действие ТК ТС <6>, и отражена правовая позиция Суда по конкретным спорам с учетом мнения вышестоящих судебных инстанций.

<6> ТК ТС вступил в силу с 1 июля 2010 года, но в связи с необходимостью последовательного оспаривания и длительностью рассмотрения дел в судах предыдущих инстанций дела по данной категории фактически рассматривались АС СЗО как судом кассационной инстанции с 2012 года.

За период со дня вступления в силу ТК ТС по 1 января 2016 года в АС СЗО было рассмотрено 61 дело, связанное с применением статьи 16.2 КоАП РФ, в котором участвовали территориальные органы Федеральной таможенной службы (далее – таможенный орган, таможня). Из них на 2012 год приходится 16 дел, на 2013-й – 18 дел, на 2014-й – 16 дел, на 2015 год – 11 дел, что свидетельствует о стабильном присутствии споров рассматриваемой категории в числе прочих дел. Вместе с тем с момента введения на территории Российской Федерации ТК ТС и по настоящий период количество указанных дел снижается. Подобная динамика позволяет сделать вывод о положительной роли арбитражных судов в создании единой практики, что уменьшает количество спорных вопросов при декларировании товаров.

Частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за недекларирование по установленной форме товаров, подлежащих таможенному декларированию, за исключением случаев, предусмотренных статьей 16.4 КоАП РФ.

Согласно статье 179 ТК ТС товары подлежат таможенному декларированию при помещении под таможенную процедуру либо в иных случаях, установленных в соответствии с данным Кодексом.

Таможенное декларирование есть заявление декларантом либо таможенным представителем, действующим от имени и по поручению декларанта (пункт 2 статьи 179 ТК ТС) <7>, таможенному органу сведений о товарах, об избранной таможенной процедуре и (или) иных сведений, необходимых для выпуска товаров (подпункт 27 пункта 1 статьи 4 ТК ТС). При этом под выпуском товаров понимается действие таможенных органов, разрешающее заинтересованным лицам использовать товары в соответствии с условиями заявленной таможенной процедуры или в соответствии с условиями, установленными для отдельных категорий товаров, не подлежащих в соответствии с ТК ТС помещению под таможенные процедуры (подпункт 5 пункта 1 статьи 4 ТК ТС).

<7> В силу пункта 1 статьи 15 ТК ТС при совершении таможенных операций таможенный представитель обладает теми же правами, что и лицо, которое уполномочивает его представлять свои интересы во взаимоотношениях с таможенными органами.

Правоотношения, связанные с необходимостью помещать товары под таможенные процедуры и, соответственно, с обязанностью осуществлять их таможенное декларирование, возникают в Таможенном союзе при перемещении товаров через таможенную границу Таможенного союза.

Также необходимо декларировать товары, если требуется изменить ранее заявленную в отношении товаров таможенную процедуру на другую таможенную процедуру. Заявление сведений о товарах, необходимых для таможенных целей, согласно пункту 3 статьи 179 ТК ТС может осуществляться в двух формах: письменной и (или) электронной. При этом электронная форма декларирования товаров может применяться одновременно с использованием письменной формы либо без нее.

Основными функциями таможенного декларирования являются: предоставление таможенным органам необходимых для таможенных целей сведений о товарах, транспортных средствах; контроль за соответствием декларируемых сведений о товарах и транспортных средствах фактическим данным; проверка законности действий декларанта в отношении товаров и транспортных средств.

Согласно пункту 1 статьи 181 ТК ТС при помещении под таможенные процедуры, за исключением таможенной процедуры таможенного транзита, таможенному органу представляется декларация на товары. В декларации на товары указываются основные сведения, в том числе в кодированном виде, перечисленные в пункте 2 названной статьи.

Объектом административного правонарушения, указанного в части 1 статьи 16.2 КоАП РФ, являются общественные отношения, возникающие в связи с обязанностью лиц декларировать перемещаемые товары и транспортные средства через таможенную границу Таможенного союза.

Объективную сторону правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ, образует противоправное бездействие, выражающееся в невыполнении лицом возложенной на него в соответствии с таможенным законодательством обязанности декларировать товары. Как следует из приведенных выше положений, недекларированием товаров является уклонение декларанта или лица, действующего от имени декларанта, от заявления таможенному органу сведений о подлежащем декларированию товаре, перемещаемом через таможенную границу Таможенного союза.

При этом отсутствие занижения таможенных платежей и, как следствие, причиненного ущерба не является квалифицирующим признаком административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ, и не имеет правового значения для рассмотрения дел данной категории <8>.

<8> Дело N А56-45295/2013.

 

Субъектами рассматриваемого правонарушения являются физические лица, как российские граждане, так и иностранные граждане, и лица без гражданства, достигшие 16 лет, должностные лица и юридические лица, а также индивидуальные предприниматели, которые несут ответственность как юридические лица.

Субъективная сторона комментируемого состава административного правонарушения характеризуется умышленной или неосторожной формой вины. Причем умысел может быть как прямой, так и косвенный, а неосторожность – в форме небрежности и самонадеянности.

В данную категорию дел попадают случаи, когда таможенному органу не заявлена часть однородного товара, либо при декларировании товарной партии, состоящей из нескольких товаров, в таможенной декларации сообщаются сведения только об одном товаре <9>, либо вместо заявленного в таможенных декларациях товара на территорию Таможенного союза ввозится совершенно иной товар: тапочки вместо стелек <10>, запасные части для мобильных телефонов вместо мобильных телефонов и зарядных устройств <11>.

<9> Дело N А56-64504/2012.

<10> Дело N А56-17053/2011.

<11> Дело N А56-26669/2012.

В части 2 статьи 16.2 КоАП РФ установлена административная ответственность за заявление декларантом либо таможенным представителем при таможенном декларировании товаров недостоверных сведений об их наименовании, описании, классификационном коде по единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Таможенного союза (далее – ТН ВЭД), о стране происхождения, об их таможенной стоимости либо других сведений, если такие сведения послужили или могли послужить основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для занижения их размера <12>.

<12> В редакции Федерального закона от 06.12.11 N 409-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”.

Объектом административного правонарушения являются общественные отношения, возникающие в связи с обязанностью лиц, перемещающих товары и транспортные средства через таможенную границу Таможенного союза, достоверно декларировать указанные товары.

Объективная сторона рассматриваемого состава правонарушения характеризуется противоправным деянием, выразившимся во внесении в таможенную декларацию недостоверных сведений о наименовании товара, его описании, классификационном коде по ТН ВЭД, о стране происхождения товара, о его таможенной стоимости либо других сведений. Причем особо отмечено, что данная недостоверная информация должна или может служить цели освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для занижения их размера.

Это означает, что цель является важным квалификационным признаком объективной стороны рассматриваемого состава административного правонарушения.

Субъект и субъективная сторона комментируемого состава административного правонарушения аналогичны рассмотренным в части 1 статьи 16.2 КоАП РФ. В соответствии с приведенными нормативными положениями состав названного правонарушения является материальным, то есть включающим в себя помимо противоправного действия и наступление общественно опасных (негативных) последствий в виде освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или занижения их размера.

К указанной категории дел относятся такие ситуации, как, например, заявление в таможенной декларации неполных сведений о характеристиках товара, сопряженное с указанием неверного кода ТН ВЭД, послужившее основанием для занижения размера подлежащих уплате таможенных платежей.

Одним из примеров заявления недостоверных сведений о товаре при таможенном декларировании является следующее дело.

Общество ввезло на территорию Российской Федерации товар, заявив его как “шины из рафинированной меди марки ОР-ОК, химический состав CU% (мин. 99,99), кислород 5РРМ макс. (0,0005%), которые используются в электротехнике в качестве проводников, страна происхождения – Финляндия”.

При декларировании товара обществом указан его код согласно ТН ВЭД – 7407 10 000 0: “прутки и профили медные: из рафинированной меди”; ставка ввозной таможенной пошлины – 5 процентов.

Согласно решению таможенного органа о классификации товара в соответствии с ТН ВЭД в отношении ввезенного обществом товара избран иной код ТН ВЭД – 8535 90 000 0: “аппаратура электрическая для коммутации или защиты электрических цепей или для подсоединений к электрическим цепям (например, выключатели, переключатели, прерыватели, плавкие предохранители, молниеотводы, ограничители напряжения, гасители скачков напряжения, токоприемники, токосъемники и прочие соединители, соединительные коробки) на напряжение более 1000 В: прочие”; ставка ввозной таможенной пошлины – 13,3 процента.

Заявление декларантом при таможенном декларировании недостоверных сведений о товаре (описание и код ТН ВЭД) повлекло занижение размера подлежащих уплате таможенных пошлин и налогов на 234 300 руб. 45 коп. Указанные обстоятельства послужили основанием для составления таможенным органом протокола об административном правонарушении и вынесения постановления о привлечении общества к административной ответственности применительно к части 2 статьи 16.2 КоАП РФ.

Общество оспорило данное постановление в судебном порядке.

Отказывая в удовлетворении требований, суды приняли во внимание вступившее в законную силу решение суда первой инстанции по делу N А56-67640/2013, в рамках которого классификационное решение таможни по спорному товару признано законным и обоснованным.

При этом суды признали, что идентификационным признаком, определяющим классификацию товара, является его электропроводность, а назначение товара – передача тока высокого напряжения.

Однако обществом при декларировании товара не указано: изолированные шины либо неизолированные (что имеет классификационное значение при сопоставлении товарных позиций 8535 и 8544 ТН ВЭД), а также размер напряжения, на которое рассчитан спорный товар (дело N А56-52662/2014).

Таким образом, заявление в декларации неполных сведений о характеристиках товара, сопряженное с указанием неверного кода ТН ВЭД, исходя из недостающих в декларации сведений о товаре, послужившее в связи с этим основанием для занижения размера подлежащих уплате таможенных платежей, является недостоверным декларированием и влечет ответственность по части 2 статьи 16.2 КоАП РФ.

При рассмотрении приведенного дела суды исходили из того, что декларантом были указаны недостоверные сведения о товаре – его описание и код ТН ВЭД.

 

Вместе с тем имеют место ситуации, когда декларанты верно указывают всю информацию о товаре, кроме его кода ТН ВЭД.

Например, по делу N А56-63851/2012 обществу вменялось недекларирование по установленной форме товаров, подлежащих таможенному декларированию: не заявлены сведения о товаре “профиль из нелегированного алюминия”.

Выводы таможенного органа основывались на решении таможни о классификации товара, которым спорному товару присваивался иной, отличный от заявленного обществом в декларации, код ТН ВЭД.

Вместе с тем по делу N А56-44582/2012 Постановлением ФАС СЗО оставлено без изменения постановление апелляционного суда, признавшего недействительным решение таможенного органа о классификации товара.

Кассационная инстанция, поддерживая решение суда первой инстанции, сделала следующий вывод: если основанием для привлечения к административной ответственности послужило только неверное указание кода ТН ВЭД (расхождений по весу, количеству, стоимости, качественным характеристикам ввезенного товара не установлено), а в дальнейшем решение о классификации товара признано недействительным, декларант не может быть привлечен к ответственности в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации (далее – ВАС РФ) в пункте 9 Постановления Пленума от 08.11.13 N 79 “О некоторых вопросах применения таможенного законодательства” даны следующие разъяснения: указание декларантом или его представителем в таможенной декларации неверного кода по ТН ВЭД, не связанное с заявлением при описании товара неполных, недостоверных сведений о количестве, свойствах и характеристиках товара, влияющих на его классификацию по данной номенклатуре, само по себе не может служить основанием для привлечения декларанта к административной ответственности, определенной частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ.

Эта позиция нашла свое отражение и в судебных актах арбитражных судов Северо-Западного округа, в частности в деле N А56-59833/2014.

 

 

Основная масса рассмотренных административной коллегией АС СЗО в обозначенном периоде дел, связанных с применением статьи 16.2 КоАП РФ, касается споров о доказанности таможенным органом состава вменяемого административного правонарушения.

Суд кассационной инстанции при рассмотрении данных споров исходит из самого определения “административное правонарушение” и неоднократно отмечает, что для установления наличия либо отсутствия такового необходимо, чтобы все признаки, в том числе субъективная сторона (вина), в совокупности присутствовали в действиях субъекта правонарушения. Формирование практики рассмотрения указанных дел АС СЗО характеризуют следующие примеры.

Общество ввезло на таможенную территорию Российской Федерации товар, в том числе: товар N 3 “изделия из непористой резины – полосы для свеклоуборочного комбайна ROOTSTER 604” в количестве 2 шт.; товар N 5 “части сельскохозяйственных машин, предназначенных для подготовки и уборки почвы, – разрыхлитель для картофелесажалки GL 38-Т” в количестве 1 шт.

В рамках таможенного контроля при проведении таможенного досмотра установлено, что фактическое количество указанных товаров превышает количество товара, заявленного в декларации: товар N 3 перемещался в количестве 12 шт. в двух картонных коробках (по 6 шт. в каждой); товар N 5 – в количестве 9 шт. в одной картонной коробке.

Таможенный орган, посчитав, что указанные обстоятельства свидетельствуют о недекларировании товара, привлек общество к административной ответственности по части 1 статьи 16.2 КоАП РФ.

Согласившись с таможней о неверном указании количества товара, суды приняли во внимание, что в контракте, спецификации и прайс-листе производителя в сведениях о количестве товара указаны цифра 2 относительно товара N 3 и цифра 1 относительно товара N 5, при этом спорный товар указан комплектами.

Общество ошибочно заявило в декларации количество ввезенного товара: вместо двух комплектов резиновых полос – 2 шт., а вместо одного комплекта разрыхлителей – 1 шт., но фактически указало стоимость товара как за комплект, а не за штуку.

При указанных обстоятельствах суды пришли к выводу об отсутствии у общества намерения сокрыть реальное количество товара и уклониться от уплаты таможенных платежей, а значит, и об отсутствии в его действиях состава вменяемого ему административного правонарушения (дело N А56-68154/2012).

 

Индивидуальным предпринимателем оспаривалось постановление таможни об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ.

Основанием для привлечения предпринимателя А. к административной ответственности послужил результат проведенного таможенным органом досмотра одного места багажа, в результате которого обнаружено 32 предмета мужской и женской одежды весом 25,8 кг.

В ходе административного расследования таможня выяснила, что А. является индивидуальным предпринимателем, при этом дополнительным видом экономической деятельности заявителя согласно выписке из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей является розничная торговля в неспециализированных магазинах. Данную информацию таможня посчитала косвенным подтверждением того, что товары ввезены в коммерческих целях.

В соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 355 ТК ТС таможенному декларированию в письменной форме подлежат товары для личного пользования, перемещаемые любым способом, в том числе временно ввозимые, стоимость и (или) количество которых превышает нормы перемещения таких товаров с освобождением от уплаты таможенных платежей, установленные международным договором государств – членов Таможенного союза.

К товарам для личного пользования, перемещаемым через таможенную границу с освобождением от уплаты таможенных платежей, относятся товары, таможенная стоимость которых не превышает сумму, эквивалентную 1500 евро, и общий вес которых не превышает 50 килограммов (приложение 3 к Соглашению между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 18.06.10 “О порядке перемещения физическими лицами товаров для личного пользования через таможенную границу Таможенного союза и совершения таможенных операций, связанных с их выпуском”).

Количественные нормы отнесения ввозимых физическими лицами товаров к товарам для личного пользования или к товарам для коммерческих целей, а также частота пересечения физическим лицом таможенной границы ни законодательством Российской Федерации, ни международными договорами стран – участниц Таможенного союза не установлены.

Заявитель указал, что ввезенные им вещи (мужская и женская одежда) приобретены для личного пользования.

Учитывая характер, количество, стоимость и назначение товара, суды пришли к выводу о том, что оснований для его письменного декларирования не имелось.

Придя к выводу о недоказанности таможенным органом состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ, суды удовлетворили заявление предпринимателя (дело N А05-8010/2011).

 

 

Общество (брокер) привлечено к административной ответственности по части 2 статьи 16.2 КоАП РФ с назначением административного наказания в виде взыскания 295 047 руб. 52 коп. штрафа.

Таможней установлено, что таможенная стоимость, указанная брокером в декларации, была значительно ниже, чем стоимость идентичных и однородных товаров, оформленных по первому методу таможенной оценки по базе информационно-аналитической системы “Мониторинг-Анализ”. В связи с этим в рамках контроля таможенным органом проведена проверка достоверности заявленной стоимости.

На основании выявленных различий в цене, указанной таможенным брокером в декларации, и в цене, указанной в документах, полученных из страны – производителя товара, таможня сделала вывод о недостоверном декларировании таможенной стоимости товара, повлекшем занижение уплаты таможенных платежей.

Суд первой инстанции, признавая незаконным оспариваемое постановление таможни, сослался на отсутствие достаточных доказательств занижения обществом спорной таможенной стоимости и указал на то, что в материалы дела представлена нечитаемая копия экспортной декларации, полученной из Китая, к тому же не указан источник получения данного документа.

Кассационный суд, поддерживая выводы суда первой инстанции, отметил отсутствие доказательств осведомленности брокера при подаче декларации об экспортной декларации из Китая.

Следовательно, таможней не доказано, что общество знало или могло предвидеть недостоверность сведений, указываемых в декларации, относительно таможенной стоимости ввезенного товара.

Не представлены таможенным органом и доказательства того, что брокер не принял всех зависящих от него мер по соблюдению требований таможенного законодательства.

Суды отметили, что квалифицирующим признаком административного правонарушения по части 2 статьи 16.2 КоАП РФ является заявление недостоверных сведений о товаре, если такие сведения привели к занижению подлежащих уплате таможенных платежей.

Однако таможенный орган не представил доказательств, достоверно свидетельствующих о занижении таможенным брокером таможенных платежей.

Само по себе наличие экспортной декларации из Китая не свидетельствует о порочности сделки, заключенной между контрагентами, не опровергает условия, на которых товар ввезен в Российскую Федерацию, и не является основанием для признания недостоверными сведений, содержащихся в иных представленных для таможенного оформления документах (дело N А56-25808/2011).

 

Зачастую поводом для признания постановлений таможенных органов недействительными является отсутствие в действиях декларанта вины в совершении вмененного ему административного правонарушения.

При этом споры о наличии или отсутствии вины не редки и между судебными инстанциями.

Выводы судов о наличии или отсутствии вины всегда основываются на конкретных обстоятельствах, а также на доказательствах того, что декларант принимал все разумные и адекватные меры в целях достоверного декларирования товаров.

Например, в ситуациях, когда к недекларированию товара привели ошибки третьих лиц (например, поставщиков, перевозчиков), суды не всегда считают, что это свидетельствует об отсутствии вины в действиях декларанта.

Так, согласно материалам дела N А56-21492/2011 причиной недекларирования товаров послужила ошибка поставщика, в результате которой в машину перевозчика загружено коробок больше, чем полагалось по инвойсу и упаковочному листу.

Суды апелляционной и кассационной инстанций, указав на то, что декларант не воспользовался имеющимся у него правом на проверку соответствия товаросопроводительной документации фактическому наличию и наименованию товара, сделали вывод о наличии его вины в совершении правонарушения и усмотрели основания для привлечения декларанта к административной ответственности по части 1 статьи 16.2 КоАП РФ.

Аналогичная позиция высказана кассационным судом и в рамках рассмотрения дел N А56-20388/2011 и А56-43914/2011.

Как следует из материалов дела N А56-74376/2013, в ходе досмотра таможенный орган выявил несоответствие сведений о количестве товара, заявленном в графах 31, 35 и 38 декларации, с фактически предъявленным к таможенному оформлению, а именно превышение товара по весу и количеству мешков (биг-бэгов) на 45 000 кг (нетто) и 30 мешков соответственно.

Суды двух инстанций пришли к выводу о наличии правовых и фактических оснований для принятия таможней оспариваемого постановления о привлечении общества к административной ответственности по части 1 статьи 16.2 КоАП РФ.

При этом суды установили, что о прибытии товара в большем количестве стало известно с момента составления акта-извещения по окончании выгрузки 04.06.13, в то время как выпуск товара по предварительной декларации осуществлен таможенным органом 06.06.13.

При таких обстоятельствах суды указали, что у общества имелось в распоряжении два рабочих дня для отзыва декларации в соответствии с пунктом 5 статьи 193 ТК ТС, но таможенный представитель таким правом не воспользовался.

Податель кассационной жалобы (общество – таможенный представитель) считал, что выводы судов о наличии в его действиях состава вмененного правонарушения не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, и указывал, что субъектом вменяемого правонарушения является декларант либо иное лицо, обладающее полномочиями в отношении товара, заявитель же таким лицом не является.

Суд кассационной инстанции, исходя из положений пункта 1 статьи 15 и статьи 17 ТК ТС, отметил, что общество, профессионально занимаясь проведением таможенных операций, имело все необходимые полномочия и возможности для соблюдения требований таможенного законодательства, порядка таможенного декларирования товаров, однако не проявило должной внимательности и осмотрительности, в результате чего задекларировало не весь ввезенный товар (дело N А56-71352/2012).

 

В другом случае несоответствие сведений о ввозимых экспресс-грузах было вызвано технической ошибкой в базе данных оператора логистической группы, который ошибочно отправил груз. При этом данное обстоятельство было установлено только после фактической доставки и размещения спорного груза.

Отменяя решение суда первой инстанции, апелляционная инстанция указала на то, что общество (таможенный представитель) предпринимало все меры для проверки достоверности имеющейся информации о товаре, в том числе обращалось к получателю груза с просьбой дать разрешение на осмотр товара, находящегося в контейнерах, до подачи декларации.

Поскольку в удовлетворении данной просьбы обществу было отказано, а также учитывая отсутствие у него возможности самостоятельного осмотра товаров до подачи декларации, апелляционный суд констатировал, что обществом была проявлена достаточная степень осмотрительности при декларировании товара. Кассационный суд поддержал выводы суда апелляционной инстанции (дело N А56-69165/2013).

 

 

Общество было привлечено к административной ответственности по факту недекларирования в установленной форме перемещенного от внутреннего таможенного органа до таможенного органа убытия иностранного товара.

Согласно части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Исходя из указанных положений суды сделали вывод об отсутствии вины общества (перевозчика) в совершении вменяемого ему административного правонарушения, поскольку контракт и все сопроводительные документы не могли позволить перевозчику знать или предполагать о погрузке товара иностранного происхождения (дело N А56-63309/2011).

 

Как показывает анализ судебной практики, нередки случаи, когда таможенным органом установлено, что в действиях декларанта (таможенного представителя) содержится событие административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 16.2 КоАП.

Однако суды приходят к выводу об отсутствии вины в совершении вмененного административного правонарушения, если при заявлении сведений о товаре указанные лица строго руководствовались товаросопроводительными документами, в которых приведены описание товара и сведения о его характеристиках, иными сведениями относительно импортируемых товаров не располагали, равно как не располагали реальной возможностью визуально отнести товары к определенному типу, а таможенный орган смог определить полные характеристики товаров только после проведения соответствующей экспертизы и получения заключения эксперта.

Как видно из постановления кассационной инстанции по делу N А56-51233/2014, общество ввезло на таможенную территорию Таможенного союза по декларации товар – “посуда столовая из грубой керамики”.

В графе 33 декларации заявитель указал классификационный код 6912 00 100 0 ТН ВЭД – “посуда столовая, кухонная и прочие хозяйственные и туалетные изделия из керамики, кроме фарфора; из грубой керамики”; ставка таможенной пошлины 18,3 процента.

Таможня в рамках проведения таможенного контроля в отношении спорного товара назначила экспертизу, по результатам ее проведения таможенным экспертом сделан вывод, что образцы товара представляют собой “столовую посуду из глазурованного фарфора с коэффициентом поглощения воды (влагопоглощением) черепка <= 0,2%; вид образцов – столовая посуда, назначение – для сервировки стола; все образцы товара относятся к керамическим изделиям, вид керамики – фарфор”.

На основании экспертного заключения таможня приняла решение о классификации спорного товара в соответствии с кодом 6911 10 000 0 ТН ВЭД – “посуда столовая, кухонная и прочие хозяйственные и туалетные изделия из фарфора; посуда столовая и кухонная”; ставка специальной таможенной пошлины 1479 долларов США за 1 тонну.

Согласившись с выводами таможенного органа об указании обществом неверных сведений о классификационном коде ТН ВЭД в отношении спорного товара, которые повлекли занижение размера таможенных платежей, что свидетельствует о наличии в действиях заявителя события вмененного ему административного правонарушения, суды тем не менее признали оспариваемое постановление таможни незаконным.

Основанием для такого решения явился вывод судов об отсутствии в действиях декларанта вины в совершении вмененного административного правонарушения, поскольку при декларировании обществом указана полная и достоверная информация о спорном товаре в соответствии с товаросопроводительными документами (данными), предоставленными ему производителем и поставщиком товаров.

Иными сведениями общество не располагало, равно как не располагало реальной возможностью визуально отнести товар к определенному типу керамики.

В свою очередь таможенный орган смог определить полные характеристики спорного товара (вид керамики) только после проведения соответствующей экспертизы и получения заключения эксперта.

Аналогичные выводы арбитражные суды делают и при ввозе иных товаров, свойства которых невозможно определить без проведения экспертизы (дела N А56-14826/2014, А56-71812/2013, А56-78458/2013, А56-78444/2013, А56-46890/2012, А56-60591/2012, А56-60590/2012, А56-70807/2012 и А56-69761/2012).

 

 

Примером, когда декларантом неверно указана таможенная стоимость ввезенного товара, может послужить дело N А56-691/2014, при рассмотрении которого судами установлено, что таможенная стоимость товара при его таможенном декларировании определена декларантом на основании шестого (резервного) метода с использованием в качестве источника ценовой информации данных ценового электронного справочника товаров LECTURA-ONLINE.COM, а также инвойса к контракту по данной поставке.

При этом контрактная стоимость товара оказалась идентична стоимости товара, рассчитанной с использованием названного электронного справочника.

В то же время согласно сведениям, содержащимся в экспортной декларации (ЭДТ), полученной от таможенной службы Федеративной Республики Германии, стоимость товара, задекларированного обществом, была выше стоимости, заявленной в декларации.

На основании данного различия таможня сделала вывод о недостоверном декларировании обществом таможенной стоимости товара, повлекшем занижение уплаты таможенных платежей.

Вместе с тем суды не поддержали данный вывод таможенного органа и, исходя из отсутствия в материалах дела доказательств, подтверждающих, что декларант знал или мог предвидеть недостоверность сведений, указываемых в декларации, относительно таможенной стоимости ввезенного товара, пришли к выводу об отсутствии в действиях общества вины в совершении вмененного ему административного правонарушения. Аналогичные выводы содержатся в Постановлении ФАС СЗО по делу N А56-78466/2013.

Кроме того, при рассмотрении дел данной категории суды исходят из того, что само по себе наличие экспортной декларации не свидетельствует о порочности сделки, заключенной между декларантом и иностранной компанией, не опровергает условия, на которых товар ввезен в Российскую Федерацию, и не является основанием для признания недостоверными сведений, содержащихся в иных представленных для таможенного оформления документах <13>.

<13> Дело N А56-25808/2011.

 

Среди рассматриваемых споров необходимо особо обозначить ситуации, когда декларанты после подачи декларации самостоятельно и своевременно выявляют допущенные при ее заполнении ошибки.

Декларант посредством систем электронного декларирования 19.05.11 предъявил товар к таможенному оформлению.

На следующий день, 20.05.11, общество получило информацию от иностранного контрагента, что в контейнере ошибочно находится товар, который должен быть направлен в IV квартале 2011 года. Воспользовавшись правом, предусмотренным пунктом 1 статьи 192 ТК ТС, общество обратилось к таможне с заявлением от 20.05.11 об отзыве электронной декларации от 19.05.11.

Данное заявление было удовлетворено таможенным органом, и в тот же день декларант подал таможне новую декларацию с указанием в ней фактического товара, находящегося в контейнере.

Товар был выпущен таможенным органом в заявленном таможенном режиме 22.05.11, а впоследствии определением таможни от 01.06.11 в отношении общества было возбуждено дело об административном правонарушении по части 2 статьи 16.2 КоАП РФ по факту недостоверного декларирования товара в декларации от 19.05.11.

Суд кассационной инстанции поддержал выводы судов первой и апелляционной инстанций о недоказанности таможней события вменяемого обществу административного правонарушения.

Кассационный суд отметил установленный судами факт, что до получения от декларанта отзыва спорной декларации таможенный орган не уведомлял заявителя о месте и времени таможенного досмотра (дело N А56-54136/2011).

Аналогичная ситуация рассмотрена по делу N А56-19900/2011.

Как следует из судебных актов по делу N А56-53340/2011, общество, выявив допущенную при заполнении декларации техническую ошибку, обратилось в таможенный орган с письмом о внесении изменений в декларацию, в частности просило скорректировать сведения о таможенной стоимости товара в сторону увеличения.

Таможней на основании данного письма осуществлена корректировка таможенной стоимости товара. Во всех перечисленных случаях суды указали, что в действиях заявителя отсутствует состав вмененного правонарушения (субъективная сторона) и не усматривается противоправного посягательства на охраняемые законом общественные отношения.

При этом суды приняли во внимание, что допущенные декларантами ошибки были выявлены ими самостоятельно, а не в результате проверочных мероприятий со стороны таможни и декларанты добровольно и своевременно сообщали таможенному органу достоверные сведения о товаре с учетом его действительной стоимости.

Следовательно, заявители не скрыли значимую ценовую информацию, а, напротив, проявили открытое взаимодействие с таможенным органом в целях исключения негативных последствий для охраняемых законом общественных отношений. Такое поведение декларантов, по мнению судов, никак не может свидетельствовать о пренебрежительном (негативном, виновном) отношении к требованиям таможенного порядка, означает намерение заявителей соблюдать эти требования, действовать в соответствии с законом.

Из изложенного можно сделать вывод, что своевременный отзыв декларации в порядке статьи 192 ТК ТС в случае его удовлетворения таможней и подача новой декларации с достоверной информацией о поступившем товаре свидетельствуют об отсутствии состава административного правонарушения, установленного частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ.

 

Иная ситуация сложилась в рамках дела N А56-20610/2012, по результатам рассмотрения которого кассационный суд пришел к выводу о наличии в действиях таможенного представителя (общество) состава вмененного правонарушения, в том числе вины.

Судами установлено, что таможенный представитель представил в таможню электронную декларацию для таможенного декларирования лесохозяйственного трактора марки John Deere модели 1110D, вес транспортного средства – 15 900 кг. В графе 31 декларации при описании товара общество не указало сведений о полной массе транспортного средства, а в графе 33 заявило классификационный код товара – 8704 22 990 1 – “моторные транспортные средства для перевозки грузов (типа “форвардер”), оборудованные погрузочно-разгрузочным устройством, предназначенные для перемещения лесоматериалов от места валки деревьев до лесопогрузочного пункта или лесовозной дороги, бывшие в эксплуатации, с полной массой транспортного средства более 5 т, но не более 20 т”.

В ходе осуществления таможенного контроля таможня до выпуска товара выявила, что грузоподъемность форвардера марки John Deere модели 1110D, указанная в технической документации официального представителя фирмы-изготовителя, представленной обществом одновременно с декларацией, составляет 12 000 кг, то есть полная масса представленного к таможенному декларированию транспортного средства больше 20 т (15 900 кг + 12 000 кг = 27 900 кг).

Согласно письму официального представителя фирмы-изготовителя, полученному в ответ на запрос таможни, полная масса спорного товара составляет 28 400 кг.

С целью идентификации представленного для таможенного декларирования товара таможня назначила проведение таможенного досмотра и произвела расчет суммы обеспечения уплаты таможенных пошлин и налогов по декларации.

Уплатив рассчитанные таможенным органом таможенные платежи, таможенный представитель подал в таможню заявление о внесении изменений в декларацию в связи с выявленной при заполнении граф 33, 47 и “В” технической ошибкой. Таможня отказала обществу в отзыве декларации и вынесла в отношении его определение о возбуждении дела об административном правонарушении по части 2 статьи 16.2 КоАП РФ.

Кассационный суд, руководствуясь Приказом Федеральной таможенной службы от 27.06.11 N 1369 “О требованиях к описанию отдельных категорий товаров в графе 31 декларации на товары” и пояснениями к субпозициям 8704 21, 8704 22, 8704 23, 8704 31 и 8704 32, указал, что для спорного товара описание в декларации должно в обязательном порядке содержать сведения о его полной массе (дорожная масса, указанная производителем как максимальная проектная масса транспортного средства).

Полная масса равна сумме собственной массы автомобиля и максимальной массы груза, водителя и полного топливного бака.

Поскольку общество определило классификационный код декларируемого транспортного средства исходя лишь из собственного веса этого транспортного средства, без учета его грузоподъемности, таможенный орган сделал вывод о его недостоверности.

При этом до получения ответа официального представителя фирмы-изготовителя относительно полной массы спорного транспортного средства у таможни с учетом положений статьи 28.1 КоАП РФ отсутствовали достаточные данные для возбуждения дела об административном правонарушении, однако признаки такого правонарушения уже были выявлены.

В соответствии с правилами заполнения графы 31 декларации классификационный код транспортного средства не может определяться исходя лишь из собственной массы транспортного средства, и до момента заполнения и подачи декларации у общества имелась возможность запросить сведения о полной массе у представляемого им лица и описать товар (не искажая объективной информации о его характеристиках) таким образом, чтобы отнести его к соответствующей подсубпозиции согласно ТН ВЭД.

Кроме того, кассационный суд, руководствуясь положениями частей 1 и 2 пункта 3 статьи 192 ТК ТС и принимая во внимание, что признаки административного правонарушения выявлены до подачи обществом заявления об отзыве декларации, пришел к выводу о наличии в действиях таможенного представителя субъективной стороны вмененного правонарушения.

Отдельной группой среди дел, связанных с применением статьи 16.2 КоАП РФ и участием таможенных органов, можно выделить споры в отношении обоснованности размера назначенного таможней административного наказания.

Административный штраф – это административное наказание имущественного характера, имеющее денежную форму, которое выражается во взыскании с нарушителя в доход бюджета определенной суммы денежных средств в рублях.

Иными словами, административный штраф – это мера административного денежного взыскания.

Поскольку санкция части 1 статьи 16.2 КоАП РФ предусматривает наложение административного штрафа на юридических лиц исходя из стоимости товаров, явившихся предметом административного правонарушения, и размер штрафа определяется на основе товароведческой экспертизы рыночной стоимости незадекларированного товара, то вопрос назначения штрафа наряду с доказыванием состава административного правонарушения и его правильной квалификацией занимает ведущую роль в формировании практики по данной категории дел.

Согласно части 2 статьи 27.11 КоАП РФ стоимость изъятых вещей определяется на основании государственных регулируемых цен в случае, если таковые установлены.

В остальных случаях стоимость изъятых вещей, за исключением изъятых товаров для личного пользования, перемещаемых физическими лицами через таможенную границу Таможенного союза, в отношении которых используется таможенная стоимость, определенная в соответствии с главой 49 ТК ТС, определяется на основании их рыночной стоимости.

В случае необходимости стоимость изъятых вещей определяется на основании заключения эксперта.

Согласно статье 3 Федерального закона от 29.07.98 N 135-ФЗ “Об оценочной деятельности в Российской Федерации” под рыночной стоимостью объекта оценки понимается наиболее вероятная цена, по которой данный объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства.

Пунктом 20 раздела 4 Федерального стандарта оценки “Общие понятия оценки, подходы к оценке и требования к проведению оценки (ФСО N 1)”, утвержденного Приказом Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации от 20.07.07 N 256, установлено, что оценщик при проведении оценки обязан использовать затратный, сравнительный и доходный подходы к оценке или обосновать отказ от использования того или иного подхода.

Оценщик вправе самостоятельно определять конкретные методы оценки в рамках применения каждого из подходов.

Как разъяснено в пункте 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.05.05 N 92 “О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оценки имущества, произведенной независимым оценщиком”, в случае оспаривания величины стоимости объекта оценки в рамках рассмотрения конкретного спора по поводу сделки, акта государственного органа, решения должностного лица или органа управления юридического лица (в том числе спора о признании сделки недействительной, об оспаривании ненормативного акта, о признании недействительным решения органа управления юридического лица и других) судам следует учитывать, что согласно статье 12 Федерального закона N 135-ФЗ “Об оценочной деятельности в Российской Федерации” отчет независимого оценщика является одним из доказательств по делу (статья 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; далее – АПК РФ).

Оценка данного доказательства осуществляется судом в соответствии с правилами главы 7 АПК РФ.

Для проверки достоверности и подлинности отчета оценщика судом по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия участвующих в деле лиц может быть назначена экспертиза, в том числе в виде иной независимой оценки (статьи 82 – 87 АПК РФ).

Следовательно, арбитражный суд согласно части 2 статьи 71 АПК РФ при рассмотрении споров должен дать оценку экспертному заключению в отдельности, а также во взаимной связи с другими доказательствами, имеющимися в деле, а при необходимости может назначить проведение иной независимой оценки.

Ходатайствовать о проведении экспертизы могут также и лица, участвующие в деле.

Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, возлагается на административный орган, принявший оспариваемое решение (часть 4 статьи 210 АПК РФ).

В то же время обязанность доказывания обстоятельств, на которые ссылается декларант, оспаривая экспертное заключение, возлагается на лицо, приводящее подобные возражения (часть 1 статьи 65 АПК РФ).

В арбитражной практике Северо-Западного округа не редки случаи, когда декларант, соглашаясь по существу с наличием состава вмененного ему административного правонарушения, возражает относительно определенной экспертом-оценщиком стоимости товаров и размера наложенного штрафа.

Вместе с тем, учитывая распределение бремени доказывания, декларант, приводя подобные доводы, должен представить доказательства в их подтверждение либо заявить ходатайство о проведении повторной экспертизы с целью определения рыночной стоимости товара.

Например, по делу N А56-64504/2012 податель кассационной жалобы (общество) считал, что таможней не подтверждены правильность определения базы для начисления административного штрафа и его размер, в связи с чем просил отменить оспариваемое постановление таможни в части назначенного обществу административного наказания.

Событие и состав административного правонарушения, выразившегося в недекларировании отраженных в акте таможенного досмотра товаров, общество не оспаривало.

Суд кассационной инстанции, оставляя без изменения обжалуемые судебные акты об отказе обществу в удовлетворении заявленных требований, акцентировал внимание на то, что заявитель в рамках административного и судебного производства не ходатайствовал о проведении иной (повторной, дополнительной, судебной) экспертизы, не представил каких-либо доказательств в обоснование другой (правильной) оценки рыночной стоимости спорных товаров.

Если заявитель не представил доказательств наличия обстоятельств, опровергающих выводы эксперта-оценщика, а арбитражный суд, оценив в порядке статьи 71 АПК РФ экспертное заключение, сделал вывод об отсутствии оснований для признания его недопустимым для целей определения рыночной стоимости товаров, являющихся предметом административного правонарушения, данный довод не может быть положен в основу признания постановления, которым заявитель привлечен к административной ответственности в части назначения штрафа, недействительным <14>.

<14> Дела N А56-59587/2013, А56-55457/2013 и А56-71352/2012.

Однако в ряде случаев заключение эксперта, послужившее основанием для исчисления размера штрафа, не принимается судами в качестве доказательства.

Примером подобной ситуации является дело N А56-67953/2011, в рамках которого заключение эксперта, послужившее таможенному органу основанием для определения размера штрафа, признано не соответствующим требованиям законодательства и Методике определения рыночной стоимости товаров при производстве товароведческих экспертиз в экспертно-криминалистических службах Федеральной таможенной службы России (рекомендована заседанием Научно-методического совета Российского федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации, протокол от 24.11.04 N 2, и внесена в Реестр методических материалов по судебной экспертизе Министерства юстиции Российской Федерации с присвоением регистрационного номера 002ЭМ/СЭ).

При этом суд апелляционной инстанции принял во внимание и оценил иное имеющееся в материалах дела заключение эксперта, представленное декларантом, и пришел к выводу о том, что оно может быть использовано для определения размера штрафа, который следует исчислить в том же порядке, что и таможня, – в размере 1/2 стоимости товара.

Таким образом, суд апелляционной инстанции в рамках полномочий и в пределах санкции, установленной частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ, снизил размер штрафных санкций.

Следует отметить и часто встречающуюся ошибку судов первой и апелляционной инстанций, когда они, признавая недопустимым и ненадлежащим доказательством по делу заключение эксперта, на основании которого таможенным органом определен размер штрафа, признают незаконным и отменяют постановление таможни о привлечении декларанта к административной ответственности по части 1 статьи 16.2 КоАП РФ в части назначения наказания в виде административного штрафа.

Вместе с тем исходя из разъяснений Пленума ВАС РФ, изложенных в пункте 19 Постановления от 02.06.04 N 10 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях” (далее – Постановление Пленума ВАС РФ N 10), суд, установив отсутствие оснований для применения конкретной меры ответственности и руководствуясь частью 2 статьи 211 АПК РФ, принимает решение о признании незаконным и об изменении оспариваемого постановления в части назначения наказания.

Исходя из изложенного кассационный суд отменяет такие судебные акты и направляет дела на новое рассмотрение, отмечая, что при признании незаконным оспариваемого постановления в части назначения наказания в резолютивной части решения должна быть указана мера ответственности, назначенная судом.

К примеру, названная позиция приведена в деле N А52-3594/2012, при рассмотрении которого суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о наличии в действиях общества состава вменяемого правонарушения, но признали незаконным и отменили постановление таможни в связи с неправильным определением размера административного штрафа.

Суд кассационной инстанции, руководствуясь приведенными в пункте 19 Постановления Пленума ВАС РФ N 10 разъяснениями, отменил обжалуемые судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

Суды отклонили представленное таможней экспертное заключение о рыночной стоимости товаров, являющихся предметом административного правонарушения.

В свою очередь общество, оспаривая правильность расчета данной суммы, не представило иного экспертного заключения.

Признавая отчет об оценке от 22.06.12 недопустимым доказательством, суды фактически уклонились от оценки этого документа, при этом не усмотрев каких-либо процессуальных нарушений при его составлении.

Признавая оспариваемое постановление таможни недействительным в полном объеме, суды не учли, что состав административного правонарушения в данном случае установлен и подтвержден материалами дела.

Аналогичные выводы содержатся и в судебных актах по делу N А56-17053/2011.

Согласно материалам дела N А56-76970/2012 оспариваемым постановлением таможни общество признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 1/2 стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, – 7 970 634 руб.

Суды первой и апелляционной инстанций, сделав вывод о наличии в действиях общества состава вмененного административного правонарушения, вместе с тем признали незаконным и отменили обжалуемое постановление таможни в связи с неправильным определением размера административного штрафа. Суд кассационной инстанции поддержал выводы судов о наличии в действиях общества состава правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ, и согласился, что стоимость товара для целей исчисления штрафа определена таможней с нарушением требований КоАП РФ.

Как указано в постановлении кассационной инстанции, суды, оценивая глубину и достоверность выводов эксперта в конкретном случае в связи с конкретной методикой исследования, признали заключение эксперта недостоверным (объективно не отражающим реальную рыночную стоимость товара).

В рамках рассмотрения дела N А56-43914/2011 суд кассационной инстанции признал неправомерным вывод судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии вины общества во вменяемом ему правонарушении. Однако, поддерживая вывод судов, сделанный после оценки экспертного заключения о рыночной стоимости спорного товара, о недоказанности таможней обоснованности размера административного штрафа, кассационная инстанция отметила, что допущенное судами нарушение (неправильное истолкование закона) не привело к принятию незаконных судебных актов.

 

Изучая сложившуюся практику рассмотрения дел с применением статьи 16.2 КоАП РФ, нельзя не выделить в отдельную, пусть и не большую, группу споры, касающиеся процессуальных нарушений со стороны таможенных органов при производстве административных дел.

Анализируя и оценивая доказательства, собранные таможенными органами, суды порою выявляют неточности в определении досматриваемого товара.

Например, при рассмотрении дела N А56-37403/2011 судами установлено, что акт таможенного досмотра содержит недостоверные и противоречивые сведения, которые не позволяют однозначно идентифицировать товары, являющиеся, по мнению таможни, предметом административного правонарушения, а также определить их вес.

Суды не приняли этот акт в качестве надлежащего доказательства по делу и сделали вывод о том, что таможня не представила допустимых, достоверных и достаточных доказательств, подтверждающих наличие в действиях общества состава вмененного ему административного правонарушения.

Допущенные административными органами процессуальные нарушения впоследствии могут послужить основанием для признания незаконным и отмены постановления о привлечении к административной ответственности.

Так, в рамках дела N А56-64604/2012 суды пришли к выводу о несоблюдении таможенным органом процедуры привлечения общества к административной ответственности.

Каких-либо доказательств надлежащего извещения общества о времени и месте рассмотрения административного дела таможенный орган не представил. Подобные обстоятельства свидетельствуют о лишении общества гарантий защиты прав, предоставленных ему законодательством при привлечении к административной ответственности.

Выявленное нарушение является существенным (пункт 4 части 1 статьи 30.7 КоАП РФ) и может расцениваться как не позволившее всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело об административном правонарушении.

В силу пункта 10 Постановления Пленума ВАС РФ N 10 нарушение административным органом при производстве по делу об административном правонарушении процессуальных требований, установленных КоАП РФ, является основанием для признания незаконным и отмены оспариваемого постановления административного органа (часть 2 статьи 211 АПК РФ) при условии, если указанные нарушения носят существенный характер и не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Подавая кассационную жалобу по делу N А56-26669/2012, общество ссылалось на несоблюдение таможенным органом порядка привлечения его к административной ответственности в части надлежащего уведомления о дате рассмотрения дела об административном правонарушении.

Суд кассационной инстанции поддержал выводы судов предыдущих инстанций о наличии в действиях заявителя состава вмененного правонарушения применительно к части 1 статьи 16.2 КоАП РФ, вместе с тем, ссылаясь на положения части 2 статьи 25.1 КоАП РФ, посчитал, что жалоба подлежит удовлетворению, а обжалуемое постановление апелляционной инстанции – отмене.

Как следует из материалов дела N А56-5655/2013, определение о назначении экспертизы от 06.09.12 получено обществом в день составления экспертного заключения, что свидетельствует о неисполнении таможенным органом установленной в части 4 статьи 26.4 КоАП РФ обязанности ознакомить общество с названным определением до его направления для исполнения экспертному учреждению.

Судами установлено, что выводы таможенного органа о наличии в действиях заявителя состава вмененного правонарушения основаны исключительно на содержащихся в экспертном заключении от 04.10.12 исследованиях спорного товара, в то время как общество в установленном порядке не ознакомлено с определением о назначении экспертизы, а потому не имело возможности заявлять отвод эксперту, просить о привлечении в качестве эксперта указанных им лиц, ставить вопросы для дачи на них ответов в заключении эксперта.

При таких обстоятельствах суды пришли к выводу о том, что спорное экспертное заключение нельзя признать допустимым и надлежащим доказательством в силу части 3 статьи 26.2 КоАП РФ, и удовлетворили требования заявителя о признании незаконным и отмене постановления таможни.

 

Анализ судебной практики наглядно демонстрирует актуальность проблемы, связанной с отличием недекларирования от недостоверного декларирования товаров.

Значительное место в рассматриваемой категории дел до сих пор занимают споры о квалификации действий декларантов (таможенных представителей) по части 1 или 2 статьи 16.2 КоАП РФ. Данные разногласия существовали еще до принятия ТК ТС, а правовая позиция по этому вопросу отражена в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.10.06 N 18 “О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях” (далее – Постановление Пленума ВС РФ N 18).

Согласно пункту 30 Постановления Пленума ВС РФ N 18 при разграничении административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена частями 1 и 2 статьи 16.2 КоАП РФ, необходимо исходить из следующего.

Частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ установлена ответственность за недекларирование товаров и (или) транспортных средств, когда лицом фактически не выполняются требования таможенного законодательства по декларированию и таможенному оформлению товара, то есть таможенному органу не заявляется весь товар либо его часть (не заявляется часть однородного товара либо при декларировании товарной партии, состоящей из нескольких товаров, в таможенной декларации сообщаются сведения только об одном товаре или к таможенному оформлению представляется товар, отличный от того, сведения о котором были заявлены в таможенной декларации).

Если же товар по количественным характеристикам задекларирован полностью, но декларантом либо таможенным брокером (представителем) в таможенной декларации заявлены не соответствующие действительности (недостоверные) сведения о качественных характеристиках товара, необходимых для таможенных целей, эти действия образуют состав административного правонарушения, предусмотренный частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ, при условии, что такие сведения послужили основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для занижения их размера.

Учитывая, что АС СЗО при рассмотрении дел неоднократно руководствовался указанной позицией Пленума ВС РФ по вопросу о правильной квалификации, особый интерес представляют выводы, содержащиеся в нижеприведенных примерах.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления таможенного органа по делу об административном правонарушении, которым общество привлечено к административной ответственности на основании части 1 статьи 16.2 КоАП РФ. Судом установлено, что общество указало в декларации следующие количественные сведения о товаре: 1600 шт., вес нетто 3040 кг, вес брутто 3296 кг.

В результате таможенного досмотра таможней выявлено, что фактически перемещен товар в количестве 1600 шт., как заявлено в декларации. В результате проведенного взвешивания грузовых мест выявлено занижение веса товара (нетто) на 768 кг, что повлияло на размер таможенных платежей, так как ставка таможенной пошлины установлена 0,7 евро за килограмм.

Общество, основываясь на данных упаковочных листов, ошибочно указало вес товара, при этом правильно заявило сведения о количестве самого товара и грузовых мест.

Таможенным органом сделан вывод о недекларировании 768 кг товара, которые, по его мнению, соответствуют 322,689 единицам товара, в результате 322 единицы товара были изъяты таможенным органом.

По факту недостоверного декларирования сведений в графе 38 декларации о весе товара таможней вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования по части 1 статьи 16.2 КоАП РФ.

В ходе производства по делу об административном правонарушении таможня квалифицировала действия общества как недекларирование 768 кг товара; общество привлечено к административной ответственности с наложением административного штрафа в размере 1/2 стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, что составило 229 022 руб. 05 коп.

Судебные инстанции, сделав вывод о неправильной квалификации действий общества по части 1 статьи 16.2 КоАП РФ, удовлетворили заявление общества и признали незаконным постановление о привлечении к ответственности.

Согласно подпункту 5 пункта 2 статьи 181 ТК ТС в декларации на товары указываются в том числе сведения о товарах, к которым относится количество в килограммах (вес брутто и вес нетто) и в других единицах измерения. Как установлено судами и подтверждается материалами дела, общество задекларировало весь товар, перемещаемый через таможенную границу, и представило подтверждающие документы. При этом таможней фактически обнаружены только недостоверные сведения о весе товара.

Расхождения по весу товара выявлены таможенным органом в результате взвешивания товара.

Расхождений по количеству единиц товара не выявлено. Учитывая специфику товара, имеющего несколько количественных характеристик для целей декларирования, суды приняли во внимание, что стоимость ввезенного по спорной декларации товара определялась сторонами исходя из его стоимости за единицу (штуку), а не по весу.

Представленными при декларировании документами подтверждается, что количество ввезенного товара указано в штуках, цена – за единицу товара, оплата произведена исходя из количества ввезенного товара.

Вес товара был заявлен обществом на основании данных упаковочных листов поставщика товара. Исходя из изложенного суды обоснованно указали, что неправильное указание веса товара в данном случае свидетельствует о недостоверном декларировании товара, что влечет административную ответственность, предусмотренную за заявление декларантом либо таможенным брокером (представителем) при декларировании товаров и (или) транспортных средств недостоверных сведений о товарах и (или) транспортных средствах частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ, поскольку такие сведения послужили основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для занижения их размера (дело N А21-2737/2011).

Таким образом, в случае ввоза товара, стоимость которого определена декларантом исходя из цены за единицу (штуку), при этом количество ввезенного товара указано в штуках, и эти данные подтверждаются таможенными декларациями и другими сопроводительными документами, неправильное указание веса товара свидетельствует о недостоверном декларировании товара, что влечет административную ответственность, предусмотренную частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ.

Аналогичные выводы содержатся в Постановлении суда кассационной инстанции по делу N А56-9752/2013.

Кроме того, для правильной квалификации правонарушения таможенным органам и судам следует исходить из степени соответствия задекларированного товара фактически ввезенному.

Как видно из материалов дела N А56-33010/2013, общество подало в таможню электронную декларацию с целью помещения товаров – “медные аноды для гальванических покрытий изделий” под таможенную процедуру “экспорт”.

Декларантом указан код ТН ВЭД 7419 91 000 0, ставка ввозной таможенной пошлины – 0 процентов.

При проведении таможенного контроля в результате таможенного досмотра товара было установлено, что товар представляет собой металлические изделия прямоугольной формы (размеры 60 x 35 x 4 см) черного цвета с технологическими отверстиями на “ушках”, маркировка отсутствует, в связи с чем отобраны пробы и образцы указанного товара и отправлены на исследование в Экспертно-криминалистическую службу Центрального экспертно-криминалистического таможенного управления (ЭКС ЦЭКТУ).

На основании заключения ЭКС ЦЭКТУ таможенным органом вынесено решение о классификации товара в подсубпозиции 7403 29 000 0 ТН ВЭД (ставка ввозной таможенной пошлины 10 процентов), товар описан как медь необработанная с содержанием меди более 97,5%, железа более 0,3 мас.%.

По факту недекларирования в установленном порядке ввозимых товаров таможней в отношении общества возбуждено дело об административном правонарушении по признакам деяния, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ, и Постановлением от 30.04.13 общество признано виновным в совершении административного правонарушения согласно вышеназванной квалификации с назначением наказания в виде штрафа в размере 1/2 стоимости товаров, явившихся предметом административного правонарушения, что составило 6 905 125 руб. 50 коп.

Суды, исследовав и оценив представленные участниками спора доказательства, пришли к выводу о неверной квалификации таможенным органом действий общества по части 1 статьи 16.2 КоАП РФ. При этом они указали, что спорный товар по количественным характеристикам задекларирован в полном объеме, а неверное указание качественных характеристик товара (код ТН ВЭД и наименование товара) свидетельствует о недостоверном декларировании товара, что влечет административную ответственность по части 2 статьи 16.2 КоАП РФ, поскольку такие сведения послужили основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для занижения их размера.

Кроме того, суды пришли к выводу об отсутствии в действиях заявителя вины в совершенном правонарушении, поскольку без проведения экспертизы невозможно визуально установить несоответствие указанных в документах описания и кода ТН ВЭД товара фактическим.

Из изложенного следует вывод, что неверное указание качественных характеристик товара, в том числе кода ТН ВЭД и наименования товара, при декларировании товара по его количественным характеристикам в полном объеме влечет административную ответственность на основании части 2 статьи 16.2 КоАП РФ.

Аналогичная позиция содержится в деле N А56-39027/2012, согласно материалам которого компания была привлечена таможенным органом к административной ответственности по части 1 статьи 16.2 КоАП РФ – за недекларирование товара.

Основанием для привлечения послужил установленный в ходе таможенного досмотра факт, что вместо части товара N 1 с арт. R-87-6 “детская игрушка – летающая тарелка” в количестве 8000 шт., заявленного в декларации, обществом предъявлен к таможенному оформлению товар, представляющий собой “игрушечное изделие, предположительно из пластмассы, по форме представляющее собою автомат, находящееся в прозрачном полиэтиленовом пакете. Вместе с автоматом в пакете находятся три пластмассовых диска круглой формы с выступающими краями”, общим количеством 8000 шт.

Как установили суды двух инстанций, спорный товар был задекларирован. Вместе с тем товар поименован декларантом в соответствии с переводом сопроводительных документов с английского языка.

Суды пришли к выводу, что оба наименования товара (указанное декларантом и сформулированное таможенным органом) относятся к одной товарной позиции 9503 ТН ВЭД, по количественным характеристикам товар заявлен полностью.

В данном случае неверно указаны лишь качественные характеристики спорного товара. Основываясь на официальных разъяснениях, содержащихся в пункте 30 Постановления Пленума ВС РФ N 18, кассационный суд поддержал вывод судов о том, что неправильное указание качественных характеристик товара не влечет ответственности по части 1 статьи 16.2 КоАП РФ.

Общество подало в таможню декларацию, в том числе на товар N 2 в количестве 2149 рулонов. В ходе таможенного декларирования и контроля проведен таможенный досмотр товара, отобранные образцы товаров переданы на исследование в региональный филиал ЭКС ЦЭКТУ.

Экспертизой установлено, что только часть товара N 2, в количестве 71 рулон, заявлена обществом в декларации. Товары же в количестве 2078 рулонов не являются товаром, сведения о котором заявлены в декларации. Указанное заключение послужило основанием для вынесения в отношении общества постановления по делу об административном правонарушении, которым общество признано виновным в совершении административного правонарушения в соответствии с частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ.

Действия общества квалифицированы как “недекларирование по установленной форме товаров, подлежащих декларированию”.

Суды первой и апелляционной инстанций, указав, что в ходе таможенного декларирования общество заявило в декларации то количество товара, которое фактически было им перевезено через таможенную границу, а недостоверные сведения установлены таможней о качественных характеристиках товара, заявленного в декларации (в частности, неправильное указание кода ТН ВЭД), сделали вывод о том, что квалификация таможней действий общества по части 1 статьи 16.2 КоАП РФ является неправильной.

Кассационный суд признал данный вывод судов неправомерным и отменил судебные акты, руководствуясь при этом следующим.

Подпунктом 5 пункта 2 статьи 181 ТК ТС установлено, что в декларации на товары указываются в том числе сведения о товарах, к которым относятся наименование, описание, классификационный код товаров по ТН ВЭД, наименование страны происхождения, наименование страны отправления (назначения), описание упаковок (количество, вид, маркировка и порядковые номера), количество в килограммах (вес брутто и вес нетто) и в других единицах измерения, таможенная стоимость, статистическая стоимость.

В данном случае обществом товар N 2 заявлен как “полотна основовязаные, из синтетических комплексных полиэфирных нетекстурированных нитей, 100% полиэстер, окрашенные, шириной 2,9 м, общая длина 98 290,7 м, поверхностная плотность 52 г/кв. м, общая площадь 285 043,03 кв. м, изготовлены на трикотажных основовязальных машинах, для фабричного пошива занавесок, не для розничной продажи, всего 2149 рулонов ткани на картонных шпулях, упакованные в 339 полиэтиленовых мешков”, код товара согласно ТН ВЭД – 6005 32 100 0.

По факту на территорию Российской Федерации ввезен лишь 71 рулон указанного товара, сведения об остальных товарах, обнаруженных в ходе таможенного досмотра, в количестве 2078 рулонов обществом в декларации не заявлены, к тому же эти товары относятся к другой товарной позиции ТН ВЭД – 5407. Таким образом, в данном случае общество при декларировании товарной партии, состоящей из нескольких товаров, в декларации сообщило сведения только об одном товаре (товаре N 2). Поскольку изначально в поданной обществом декларации не указаны все сведения о спорном товаре, заявление которых предусмотрено подпунктом 5 пункта 2 статьи 181 ТК ТС, то есть фактически указан другой товар, то правильное заявление его количественных характеристик не имеет правового значения и не может образовывать состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ.

С учетом изложенного кассационный суд признал неправомерным вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что квалификация действий общества по части 1 статьи 16.2 КоАП РФ является неправильной.

Таким образом, заявление декларантом в таможенной декларации недостоверных сведений лишь о качественных характеристиках товара при правильном заявлении его количественных характеристик образует состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ, только в том случае, если изначально в декларации указаны все сведения о спорном товаре, заявление которых предусмотрено подпунктом 5 пункта 2 статьи 181 ТК ТС, то есть товар изначально должен быть задекларирован применительно к порядку, предусмотренному таможенным законодательством, а не указанием в таможенной декларации лишь его количества при заявлении сведений о другом товаре.

Аналогичные выводы приведены в судебном акте по делу N А56-45295/2013.

 

Частью 3 статьи 16.2 КоАП РФ установлена административная ответственность за заявление декларантом или таможенным представителем при таможенном декларировании товаров недостоверных сведений о товарах либо представление недействительных документов, если такие сведения или документы могли послужить основанием для несоблюдения установленных международными договорами государств – членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами Российской Федерации, изданными в соответствии с международными договорами государств – членов Таможенного союза, запретов и ограничений.

Состав административного правонарушения, предусмотренного этой частью статьи 16.2 КоАП РФ, закрепляет признак объективной стороны, который заключается в противоправности деяния, выраженного в недостоверности внесения в таможенную декларацию сведений о товаре или представлении недействительных документов.

При этом, исходя из примечания 2 к статье 16.1 КоАП РФ, для целей применения главы 16 КоАП РФ под недействительными документами понимаются поддельные документы, документы, полученные незаконным путем, документы, содержащие недостоверные сведения, документы, относящиеся к другим товарам и (или) транспортным средствам, и иные документы, не имеющие юридической силы.

Сообщение недостоверных сведений или представление недействительных документов должно служить цели несоблюдения установленных международными договорами государств – членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами Российской Федерации, изданными в соответствии с международными договорами государств – членов Таможенного союза, запретов и ограничений.

Субъект и субъективная сторона комментируемого состава административного правонарушения аналогичны рассмотренным в части 1 статьи 16.2 КоАП РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 152 ТК ТС перемещение товаров через таможенную границу осуществляется с соблюдением запретов и ограничений, если иное не установлено указанным Кодексом, международными договорами государств – членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами государств – членов Таможенного союза, изданными в соответствии с международными договорами государств – членов Таможенного союза, которыми установлены такие запреты и ограничения.

Под запретами и ограничениями согласно пункту 8 статьи 4 ТК ТС понимается комплекс мер, применяемых в отношении товаров, перемещаемых через таможенную границу, включающий меры нетарифного регулирования, меры, затрагивающие внешнюю торговлю товарами и вводимые исходя из национальных интересов, особые виды запретов и ограничений внешней торговли товарами, меры экспортного контроля, в том числе в отношении продукции военного назначения, технического регулирования, а также санитарно-эпидемиологические, ветеринарные, карантинные, фитосанитарные и радиационные требования, которые установлены международными договорами государств – членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами государств – членов Таможенного союза, изданными в соответствии с международными договорами государств – членов Таможенного союза.

В силу пункта 1 статьи 183 ТК ТС подача таможенной декларации должна сопровождаться представлением таможенному органу документов, на основании которых заполнена таможенная декларация, если иное не установлено названным Кодексом.

В том числе при декларировании товаров представляются документы, подтверждающие соблюдение запретов и ограничений (подпункт 5 пункта 1 статьи 183 ТК ТС).

Исходя из разъяснений Пленума ВАС РФ, данных в пункте 11 Постановления от 08.11.13 N 79 “О некоторых вопросах применения таможенного законодательства”, административная ответственность, предусмотренная частью 3 статьи 16.2 КоАП РФ, наступает в случае, если заявленные недостоверные, в том числе неполные, сведения послужили или могли послужить основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для занижения их размера, неприменения установленных запретов и ограничений.

При рассмотрении дел об оспаривании постановлений таможенных органов о привлечении к указанной административной ответственности судам необходимо учитывать, что соответствующие административные правонарушения следует считать оконченными с момента регистрации таможенным органом таможенной декларации, содержащей такие сведения, поскольку в силу пункта 7 статьи 190 ТК ТС с момента регистрации таможенная декларация становится документом, свидетельствующим о фактах, имеющих юридическое значение, в частности для определения размера таможенных пошлин, налогов.

При этом уплата декларантом или таможенным представителем таможенных пошлин, налогов в надлежащем размере, а также представление документов, подтверждающих соблюдение запретов и ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, до выпуска товаров или до составления протокола об административном правонарушении не может рассматриваться как основание освобождения от административной ответственности, а согласно пункту 2 части 1 статьи 4.2 КоАП РФ может являться обстоятельством, смягчающим ее.

Как показывает судебная статистика, количество дел по данной категории незначительно и в основном сводится к проблеме правильной квалификации правонарушений (дела N А66-10550/2012, А56-56305/2011 и А56-57318/2011).

В рамках дела N А66-10550/2012 общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к таможне о признании незаконным и отмене постановления от 14.08.12 по делу об административном правонарушении, ответственность за которое установлена частью 1 статьи 16.3 КоАП РФ.

Решением суда в удовлетворении заявленных требований обществу отказано. Постановлением апелляционного суда решение суда первой инстанции отменено, требование общества удовлетворено.

В кассационной жалобе таможенный орган указывал на то, что заявленные обществом сведения о ввозимом товаре и его классификационном коде полностью соответствовали действительности, в связи с чем состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 16.2 КоАП РФ, таможенным органом в действиях заявителя не установлен.

Вместе с тем таможня считает доказанным факт совершения обществом правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 16.3 КоАП РФ, поскольку заявитель не представил одновременно с декларацией предусмотренную в данном случае обязательную лицензию на перемещение спорного товара.

Судами установлено, что представителем общества в таможню была подана декларация, по которой в соответствии с таможенной процедурой выпуска для внутреннего потребления под N 3 задекларирован товар “клей в наборах с очистителем: клей в тюбиках 3 шт. по 3 гр. (цианакрилат), без содержания этилового спирта, очиститель – ацетон 1 шт. x 20 мл, арт. ВР304, 8640 наборов”, код 3506 10 000 0 ТН ВЭД, изготовитель UNION SOURCE CO., LTD, Китай.

По данной товарной партии в целях таможенного контроля был осуществлен отбор проб (образцов) товара.

Согласно заключению ЦЭКТУ Федеральной таможенной службы заявленный обществом товар содержит около 95% (масс.) ацетона. Пунктом 383 раздела 2.12 Единого перечня товаров, к которым применяются запреты или ограничения на ввоз или вывоз государствами – членами Таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества в торговле с третьими странами <15>, утвержденного решением Межгосударственного совета ЕврАзЭС от 27.11.09 N 19, решением Комиссии Таможенного союза от 27.11.09 N 132 (далее – Перечень товаров) предусмотрено, что ввоз на таможенную территорию Таможенного союза ацетона как в отдельности, так и в составе любых других товаров и смесей (в концентрации 60% и более) осуществляется на основании разовой лицензии Министерства промышленности и торговли Российской Федерации.

<15> Документ утратил силу в связи с изданием решения Коллегии Евразийской экономической комиссии от 16.08.12 N 134.

Однако в комплекте документов по данной декларации разрешительные документы отсутствовали.

В графе 44 электронной декларации сведения о разрешительных документах не даны. Копии каких-либо документов, подтверждающих массовую долю ацетона в декларируемом очистителе, в электронных документах по вышеуказанной декларации также отсутствовали.

В связи с выявленным нарушением в отношении общества возбуждено дело об административном правонарушении по части 1 статьи 16.3 КоАП РФ.

Удовлетворяя заявленные требования, суд апелляционной инстанции сослался на неправильную квалификацию вмененного обществу состава административного правонарушения. Разделом 2.12 Перечня товаров утвержден список наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, ввоз и вывоз которых на таможенную территорию Таможенного союза допускается на основании лицензии, содержащий в пункте 383 ацетон (60% и более).

В этом же разделе отражено, что концентрация веществ, указанных в данном Перечне, определяется исходя из массовой доли вещества в составе смеси (раствора).

Кроме того, Частью 2 статьи 30 Федерального закона от 08.01.98 N 3-ФЗ “О наркотических средствах и психотропных веществах” предусмотрено, что деятельность, связанная с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, подлежит лицензированию и осуществляется в соответствии с международными договорами и законодательством Российской Федерации.

Нормами вышеуказанного Закона предусмотрено, что перечень данных веществ утверждается Правительством Российской Федерации. Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.98 N 681 ацетон включен в список прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (список IV).

Таким образом, исходя из вышеперечисленных норм и с учетом того, что спорный товар включен в Перечень товаров, перемещение которых допускается на основании лицензии, общество должно было получить разовую лицензию, выдаваемую уполномоченным государственным органом государств – участников Таможенного союза (в Российской Федерации – Министерство промышленности и торговли) при превышении в спорном товаре установленного уровня концентрации ацетона.

Как указано в пункте 31 Постановления Пленума ВС РФ N 18, при разграничении административных правонарушений, ответственность за которые установлена частью 3 статьи 16.2 и статьей 16.3 КоАП РФ, следует исходить из того, что по части 1 и части 2 статьи 16.3 КоАП РФ действие подлежит квалификации в том случае, когда несоблюдение указанных запретов и ограничений не связано с заявлением таможенному органу при декларировании недостоверных сведений о товарах и транспортных средствах.

Если же действие лица, привлекаемого к административной ответственности, выражается в заявлении в таможенной декларации недостоверных сведений, влияющих на применение к товарам запретов или ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, а равно в представлении при декларировании товаров недействительных документов, послуживших основанием для неприменения таких запретов и ограничений (например, поддельного сертификата соответствия), то с учетом исключений, названных в части 1 и части 2 статьи 16.3 КоАП РФ, такое действие (бездействие) подлежит квалификации по части 3 статьи 16.2 КоАП РФ.

В данном случае таможня установила, что при декларировании товара в декларации общество указало недостоверные сведения о товаре (не отразило информацию о содержании ацетона), тогда как именно эти сведения могли послужить основанием для неприменения ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности. При этом ввоз спорного товара сопряжен с его декларированием.

При таких обстоятельствах апелляционный суд обоснованно указал на то, что таможенный орган был вправе применить специальную норму административного права – часть 3 статьи 16.2 КоАП РФ.

 

Также хочется отметить ситуации, в которых декларант формально исполняет свою обязанность и представляет сертификаты соответствия на товар, ввозимый на территорию Таможенного союза, вместе с тем таможенные органы указывают на их недействительность и привлекают декларанта к административной ответственности по части 3 статьи 16.2 КоАП РФ.

Примером таких случаев могут послужить следующие дела.

Суды установили, что обществом ввозился товар – “игрушки, предназначенные для игровых целей, для детей старше трех лет, страна отправления/происхождения Китай/Китай”.

Поскольку данный товар включен в Перечень продукции (изделий), в отношении которой подача таможенной декларации сопровождается представлением документа об оценке (подтверждении) соответствия требованиям Технического регламента Таможенного союза “О безопасности игрушек”, утвержденного решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 31.01.13 N 11, при его декларировании необходимо наличие сертификатов соответствия.

Указанные сертификаты были представлены, однако декларант не учел, что на момент представления таможенной декларации в законодательстве, регулирующем этот вопрос, произошли изменения.

Так, решением Комиссии Таможенного союза от 23.09.11 N 798 утвержден Технический регламент Таможенного союза ТР ТС 008/2011 “О безопасности игрушек”, вступивший в силу с 1 июля 2012 года.

Пунктом 3.2 данного решения предусмотрено, что документы об оценке (подтверждении) соответствия обязательным требованиям, установленным нормативными правовыми актами Таможенного союза или законодательством государства – члена Таможенного союза, выданные или принятые в отношении продукции, являющейся объектом технического регулирования Технического регламента, до дня вступления его в силу, действительны до окончания срока их действия, но не позднее 15 февраля 2014 года.

Указанные документы, выданные или принятые до дня официального опубликования названного решения, действительны до окончания срока их действия.

Суды, установив, что в рассматриваемых случаях таможенные декларации поданы обществом после истечения срока, указанного в пункте 3.2 решения N 798 (15 февраля 2014 года), пришли к выводу о том, что представленные заявителем сертификаты соответствия являются недействительными и не могут подтверждать соответствие ввозимого товара обязательным требованиям технического регулирования в Таможенном союзе, установленным ТР ТС N 008/2011 (дела N А56-64483/2014 и А56-64481/2014).

 

В заключение проведенного анализа рассмотрения арбитражными судами Северо-Западного федерального округа споров, связанных с применением статьи 16.2 КоАП РФ, необходимо отметить единообразие толкования норм таможенного законодательства, что позволяет как таможенным органам, так и декларантам, ориентируясь на сложившуюся в регионе практику, решать спорные ситуации при декларировании товаров во внесудебном порядке.

Кроме того, в настоящий момент на территории Таможенного союза сформировалось новое объединение – Евразийский экономический союз. При этом к данному Союзу, кроме Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан, присоединилась Республика Армения, а также одним из потенциальных участников и членов Союза является Кыргызская Республика (Республика Киргизия).

В соответствии со статьей 101 Договора о Евразийском экономическом союзе <16> до вступления в силу Таможенного кодекса Евразийского экономического союза таможенное регулирование в Союзе осуществляется в соответствии с Договором о Таможенном кодексе Таможенного союза от 27.11.09.

<16> Подписан в г. Астане 29 мая 2014 года.

Полагаем, что выработанная в Арбитражном суде Северо-Западного округа практика послужит не только ориентиром для новых участников Союза, но и в будущем при разработке и принятии единого Таможенного кодекса Евразийского экономического союза повысит качество нового Кодекса, что приведет к увеличению товарооборота между странами.
Источник: http://ppt.ru/news/139207?utm_campaign=dailynews_31052017&utm_source=SendPulse&utm_medium=email

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

БЕСПЛАТНЫЕ ПРОГРАММЫ