таможенные споры
+7 (906) 4-313-865
Новороссийск, проспект Ленина, 61
mail@free-ved.com
Партнеры и клиенты
ПОЛЕЗНЫЕ ОНЛАЙН-РЕСУРСЫ

Ответственность по части 1 статьи 14.10 КоАП РФ при ввозе товара

Частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, – влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара; на должностных лиц – от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара; на юридических лиц – от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара.

В соответствии с частью 4 статьи 1225 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) на территории Российской Федерации предоставляется правовая охрана интеллектуальной собственности, к которой отнесены в т.ч. товарные знаки и знаки обслуживания.

В качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации (пункт 1 статьи 1482 ГК РФ).

 

В силу статьи 1479 ГК РФ на территории Российской Федерации действует исключительное право на товарный знак, зарегистрированный федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, а также в других случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации.

 

Согласно статье 1480 ГК РФ государственная регистрация товарного знака осуществляется федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации (Государственный реестр товарных знаков) в порядке, установленном статьями 1503 и 1505 настоящего Кодекса. В соответствии с частью 1 статьи 1477 ГК РФ на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак (статья 1481 ГК РФ).

Согласно статье 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи.

Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Подпунктом 1 пункта 2 указанной статьи предусмотрено, что исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации.

На основании части 3 статьи 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Согласно статье 1515 ГК РФ товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными. Как следует из содержания положений статьи 1515 ГК РФ, нормы о гражданско- правовой ответственности за незаконное использование товарного знака распространяются как на оборот контрафактных товаров, этикеток, упаковки товаров, так и на иные формы незаконного использования товарного знака.

Совокупность мер гражданско-правовой ответственности за нарушение права на товарный знак составляет самостоятельный и достаточный комплекс средств для обеспечения защиты интересов правообладателя, в связи с чем, применение мер публичной ответственности за такое нарушение не может преследовать цели защиты исключительно интересов правообладателя и должно быть направлено, прежде всего, на пресечение противоправного поведения, посягающего на публичный порядок, в частности недопущение оборота товаров, на которых незаконно размещен товарный знак.

Вытекающее из принципа соблюдения баланса частных и публичных интересов ограничение распространения норм публично-правовой ответственности, в том числе административной, на область гражданско-правовых деликтов, к категории которых относится и нарушение права на товарный знак, а также принцип установления административной ответственности только за деяния, представляющие угрозу публичным интересам, позволяет сделать вывод о том, что не всякое нарушение права на товарный знак образует объективную сторону состава правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ, а лишь то, которое связано с оборотом контрафактных товаров, этикеток, упаковки товаров, как содержащее объективные признаки угрозы публичным интересам.

Подтверждением данного вывода является и то, что санкция части 1 статьи 14.10 КоАП РФ, устанавливающей административную ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров предусматривает в качестве обязательного дополнительного наказания конфискацию не любого предмета административного правонарушения, а только предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, и, соответственно, исключает применение ее в отношении предметов, не являющихся контрафактными товарами.

Требование об обязательном применении конфискации предмета правонарушения обусловлено необходимостью изъятия его из оборота либо противоправного владения, а поскольку этот вид административного наказания не может быть применен в отношении товаров, не обладающих указанным признаком, закон не рассматривает такие товары в качестве предмета административного правонарушения, при том, что с учетом специфики данного состава правонарушения предмет правонарушения является необходимым элементом объективной стороны этого состава.

Изложенная правовая позиция основана на совпадении не только предмета, но и императивного метода правового регулирования, применяемого в отношении контрафакции, как гражданско-правового, так и административного деликта, в силу публичности правовых последствий которого исключается возможность урегулирования соглашением, тогда как нарушения права на товарный знак, не обладающие признаками контрафакции, могут быть урегулированы на основе принципа диспозитивности.

В частности, контрафактные товары подлежат обязательной конфискации (изъятию из оборота) в силу санкции части 1 статьи 14.10 КоАП РФ независимо от соответствующего требования правообладателя, заявленного на основании пункта 2 статьи 1515 ГК РФ, либо его иного волеизъявления, а в отношении товаров, не являющихся контрафактными, но ввезенных на территорию Российской Федерации с целью введения в оборот без согласия правообладателя, закон не устанавливает ограничений для урегулирования правоотношений соглашением участников.

Согласно пункта 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 № 11 “О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях” (далее – постановление Пленума ВАС РФ № 11) установленная статьей 14.10 КоАП РФ административная ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, по смыслу этой статьи, может быть применена лишь в случае, если предмет правонарушения содержит незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений.

Таким образом, объективную сторону состава правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ, образует такое нарушение права на товарный знак, которое связано с оборотом предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, в том числе на товарах, этикетках, упаковке товаров, как представляющее объективную угрозу публичным интересам.

С учётом этого, обязательным элементом объективной стороны состава административного правоотношения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ, является наличие предмета правонарушения, на котором незаконно воспроизведен товарный знак, то есть товар должен быть контрафактным.

Следовательно, административная ответственность по части 1 статьи 14.10 КоАП РФ неприменима в отношении предметов, не являющихся контрафактными товарами, то есть не содержащих признаков незаконного воспроизведения на них, на их этикетках, упаковке товарного знака.

С учётом этого, квалифицирующим признаком, позволяющим отнести товары к контрафактным, и соответственно к предметам административного правонарушения,  предусмотренного частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ, является незаконность размещения товарного знака на товарах, этикетках, упаковки товаров. Согласно пункту 1 статьи 1482 ГК РФ в качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации.

В соответствии с Ниццким соглашением от 15.06.1957г. для регистрации знаков принята Международная классификация товаров и услуг (МКТУ).

Каждый из 42 классов МКТУ разделен на рубрики, перечисляющие входящие в класс названия видов товаров и услуг.

Свидетельство на товарный знак может быть выдано на часть товара или услуг одного класса. В силу приведенных нормативных положений объем исключительного права на товарный знак применительно к определенным товарам устанавливается с учетом содержания заявки (воли ее подателя) и регистрационного свидетельства. В этом свидетельстве отражаются не все возможные товары (услуги), которые могут быть отнесены к тому или иному классу МКТУ, а лишь те, в охране которых заинтересован правообладатель и такая охрана может быть предоставлена ему, в том числе, вследствие приоритета прав иных участников гражданского оборота.

Таким образом, право на товарный знак, прежде всего, ограничено товарами и услугами, указанными в свидетельстве.

Однако правовая охрана распространяется и на однородные товары, не упомянутые в охранном документе.

Однородность признается по факту, если товары по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения. При установлении однородности товаров должны приниматься во внимание следующие обстоятельства: род (вид) товаров, их потребительские свойства и функциональное назначение (объем и цель применения), вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия их реализации (в том числе общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей, традиционный или преимущественный уклад использования товаров.

При установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному производителю. Принадлежность товаров к одной и той же родовой или видовой группе чаще всего выступает основанием для их признания однородными.

В связи с этим негативно воспринимается сама возможность маркировки однородных товаров разных изготовителей тождественными либо сходными обозначениями. Согласно действующему законодательству, товары и услуги, для которых испрашивается регистрация товарного знака, классифицируются в соответствии с указанными в МКТУ классами.

Однако каждый класс МКТУ состоит из множества разнородных групп (родовых понятий) товаров. Родовое же понятие товара является более общим по отношению к видовому (пункты 2 и 3 Методических рекомендаций по определению однородности товаров и услуг при экспертизе заявок на регистрацию товарных знаков и знаков обслуживания, Приложение 1 к приказу Роспатента от 27.03.1997 N 26) (действующий в части, не противоречащей ГК РФ).

В соответствии с абзацем 2 и 3 части 3 Приказа Роспатента от 02.03.1998 N 41 “О Методических рекомендациях по составлению перечня товаров и услуг, для которых испрашивается регистрация товарного знака и знака обслуживания” в тех случаях, когда заявитель производит большой ассортимент товаров, имеющих общую область применения, или оказывает разнообразные услуги, то в перечне товаров и услуг следует указывать обобщенные наименования товаров и услуг из перечня классов МКТУ, например, “одежда”, “реклама”, “воспитание”, “образование”, “строительство”, “ремонт”, “транспорт”.

Однако при этом необходимо помнить, что нельзя объединять под общим наименованием, например “одежда”, такие разноплановые (по назначению) товары, как “костюмы”, относящиеся к 25 классу, и “костюмы специальные защитные для летчиков”, относящиеся к 9 классу.

Если заявитель хочет зарегистрировать товарный знак для всех товаров, содержащихся в каком-либо классе МКТУ, то в перечне товаров не следует приводить формулировку названия данного класса или указывать фразу “весь класс”. В этом случае необходимо подобрать из перечня наименований товаров данного класса наиболее обобщенные наименования, охватывающие максимальный круг видов товаров, интересующих заявителя. Если ряд товаров не войдет в отобранные наименования, то они приводятся дополнительно, наряду с обобщенными наименованиями.

В соответствии с пунктом 3 Приложения к Приказу Роспатента от 31.12.2009 N 198 “Об утверждении Методических рекомендаций по определению однородности товаров и услуг при экспертизе заявок на государственную регистрацию товарных знаков и знаков обслуживания” при установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному изготовителю. Для установления однородности товаров могут приниматься во внимание такие обстоятельства, как, в частности, род (вид) товаров, их потребительские свойства и функциональное назначение (объем и цель применения), вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия их реализации (в том числе общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей, традиционный или преимущественный уклад использования товаров и другие признаки.

Вывод об однородности товаров делается по результатам анализа по перечисленным признакам в их совокупности в том случае, если товары по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения.

Принятая МКТУ не влияет на оценку однородности товаров и услуг. Признаки однородности товаров подразделяются на основные и вспомогательные.

 

К основным признакам относятся:

– род (вид) товаров;

– назначение товаров;

– вид материала, из которого изготовлены товары.

 

Остальные признаки относятся к вспомогательным. Основные признаки однородности товаров могут учитываться как каждый в отдельности, так и в совокупности один с другим и со вспомогательными признаками. При этом основные признаки могут переходить в разряд вспомогательных.

В силу приведенных правовых норм в данном случае доказыванию подлежат следующие обстоятельства: предоставлена ли спорному товарному знаку правовая охрана на территории Российской Федерации и каков ее объем; кто является обладателем исключительного права на товарный знак; является ли изображение на ввозимой продукции тождественным либо сходным до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком; является ли соответствующий товар однородным с теми, в отношении которых товарный знак зарегистрирован; является ли он контрафактным; совершены ли лицом, привлекаемым к ответственности, все юридически значимые действия по ввозу товара на территорию Российской Федерации, выбран ли им тот или иной таможенный режим, подана ли соответствующая таможенная декларация; исчерпал ли правообладатель свои исключительные права.

Перечисленные факты отражают признаки события административного правонарушения, без выяснения которых дело не может быть возбуждено (статья 28.1 КоАП РФ). Согласно пункта 14 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», рассматривая дела о привлечении лица к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ, за использование им обозначения, сходного с товарным знаком до степени смешения, суд должен учитывать, что вопрос о таком сходстве разрешается судом с учетом того, как данное обстоятельство могло быть оценено потребителем.

 

Утвержден
Президиумом Верховного Суда
Российской Федерации
«6» декабря 2017 года

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
«О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ
ПРИ РАССМОТРЕНИИ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ ДЕЛ
ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ,
ПРЕДУСМОТРЕННЫХ ГЛАВОЙ 14 КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ»

Источник по ссылке

11. Рассмотрение судом первой инстанции дела об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 14.10 КоАП  РФ, без привлечения к участию в деле правообладателя средства  индивидуализации товара (работ, услуг) само по себе не является безусловным основанием для отмены судебного акта.

Таможенный орган обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности на основании части 1 статьи 14.10 КоАП РФ.
Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, требования удовлетворены в полном объеме, учитывая доказанность таможенным органом события совершенного правонарушения и наличия признаков контрафактности представленных на таможенное оформление товаров.
В кассационной жалобе общество сослалось на то, что иностранная компания – правообладатель, признанная потерпевшей по делу об административном правонарушении, в нарушение пункта 2 части 4 статьи 288 АПК РФ, не уведомлена судом о месте и времени рассмотрения дела, в связи с чем обжалуемые судебные акты подлежат отмене.

Общество также указало, что административное дело возбуждено в нарушение статьи 28.1 КоАП РФ при отсутствии со стороны правообладателя заявления о нарушении его исключительных прав на товарный знак.

Суд по интеллектуальным правам отверг указанные доводы общества и не усмотрел оснований для отмены обжалуемых судебных актов и освобождения общества от административной ответственности ввиду следующего.
Дело об административном правонарушении возбуждено с соблюдением требований 28.1 КоАП РФ, поскольку таможенный орган располагал достаточными данными, указывающими на наличие события административного правонарушения. Наличие заявления правообладателя товарного знака не является необходимым условием для возбуждения дела об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ.
Основания для отмены обжалуемых судебных актов по причине неизвещения иностранной компании – правообладателя товарного знака о месте и времени рассмотрения настоящего дела, в соответствии с пунктом
2 части 4 статьи 288 АПК РФ, отсутствуют, поскольку правообладатель не привлекался судом первой инстанции к участию в настоящем деле в качестве потерпевшего применительно к части 1 статьи 51 АПК РФ ни по инициативе общества, ни по инициативе суда.
При этом сам правообладатель ни с апелляционной, ни с кассационной жалобой на основании статьи 42 АПК РФ не обращался, о нарушении своих процессуальных прав не заявлял.
Следовательно, непривлечение судом первой инстанции правообладателя к участию в деле не является основанием для отмены решения арбитражного суда, поскольку принятие судебного акта о привлечении к административной ответственности лица, совершившего административное правонарушение, предусмотренное статьей 14.10 КоАП РФ, не привело и не могло привести к нарушению прав правообладателя (часть 3 статьи 288 АПК РФ). При этом нарушение его прав может повлечь именно отмена такого судебного акта.

 

12. При рассмотрении заявления о привлечении к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ, суд устанавливает цель незаконного использования средств индивидуализации.

Таможенный орган обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ.
В отзыве на данное заявление общество указало, что сведения о марках автомобилей, нанесенные на спорный товар, носят информационной характер и не обладают признаками товарного знака, указанными в статье
1477 ГК РФ.
Арбитражный суд первой инстанции установил, что в таможенной декларации, поданной обществом в таможенный орган для помещения товаров, прибывших в его адрес на теплоходе, под таможенную процедуру
«Выпуск для внутреннего потребления», обществом заявлены сведения о наименовании ввозимого на территорию России немаркированного товарным знаком товара ‒ колодки тормозные дисковые, изготовителем
которого указана иностранная фирма. В акте таможенного досмотра, проведенного должностным лицом таможенного поста таможни, отмечено, что товар, а также его упаковка маркированы обозначением.
Спорное обозначение является имеющим расширение на территорию России международным товарным знаком, правообладатель которого – иностранная транспортная компания – не передавал обществу право его
использования. Словесный элемент данного товарного знака, размещенный на транспортной и индивидуальной упаковках, а также непосредственно на самом товаре, сходен до степени смешения с товарным знаком.
Суд удовлетворил заявление таможенного органа и привлек общество к административной ответственности, применив положения статьи 14.10 КоАП РФ с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 8 постановления
Пленума ВАС РФ № 11, о том, что названная статья охватывает в числе прочих такие нарушения, как введение товара, на котором (а равно на этикетках, упаковке, документации которого) содержится незаконное  воспроизведение средства индивидуализации, в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также ввоз на территорию Российской Федерации такого товара с целью его введения в гражданский
оборот на территории Российской Федерации.
В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 1484 ГК РФ размещение товарного знака на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, производится для целей введения товаров в гражданский оборот.
Поэтому суд отклонил довод общества о том, что обозначение, указанное на товаре, носило информационный характер и не служило целям его индивидуализации, поскольку действия общества свидетельствовали о том, что цель размещения спорного обозначения на товаре заключалась в привлечении внимания потребителей к указанному товару, то есть для его индивидуализации и введения в гражданский оборот, а не для информирования потребителей о транспортной продукции иностранной транспортной компании.
Таким образом, учитывая доказанность факта наличия цели индивидуализации ввезенного обществом товара и введения его в гражданский оборот, суды пришли к выводу, что размещение обозначения, сходного до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком иностранной транспортной компании, без разрешения его правообладателя является нарушением исключительного права данного правообладателя и незаконным использованием его товарного знака, влекущим применение административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ.

13. Ввоз на территорию Российской Федерации товара с законно нанесенным на нем в стране происхождения товара его правообладателем обозначением (товарным знаком), сходным до степени смешения с товарным знаком, имеющим международную регистрацию, не является нарушением, предусмотренным частью 1
статьи 14.10 КоАП РФ. 
Таможенный орган обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности на основании части 1 статьи 14.10 КоАП РФ.
Арбитражные суды первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя требование о привлечении общества к административной ответственности, исходили из доказанности наличия в действиях ответчика состава
административного правонарушения, поскольку на основании акта таможенного досмотра выявлен факт ввоза обществом на территорию Российской Федерации товара (чулочно-носочные изделия), маркированного
обозначением, сходным до степени смешения с товарным знаком по международной регистрации, правообладателем которого является иностранная компания.
Суды сочли, что регистрация в Китайской Народной Республике товарного знака, содержащего спорное обозначение, на имя иностранной фирмы ‒ продавца, с согласия которой произведены ввезенные обществом
товары, имеет силу только на территории Китайской Народной Республики, а при вводе в гражданский оборот этих товаров на территории Российской Федерации правовая охрана названного товарного знака
не действует, поэтому наличие правовой охраны указанного обозначения на территории иностранного государства не имеет правового значения для рассматриваемого дела.
Руководствуясь правовым подходом, сформулированным в пункте 8 постановления Пленума ВАС РФ № 11, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о наличии в действиях общества, выразившихся
во ввозе на территорию Российской Федерации контрафактных товаров, индивидуализированных без согласия правообладателя товарного знака, признаков состава административного правонарушения, ответственность
за совершение которого предусмотрена частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ.
Суд по интеллектуальным правам, удовлетворяя кассационную жалобу общества и отменяя принятые по делу судебные акты, указал, что суды первой и апелляционной инстанций пришли к неправильному выводу о том,
что обстоятельства правомерности (неправомерности) нанесения в стране происхождения товара товарного знака, зарегистрированного в этой стране, не имеют правового значения при рассмотрении дела о привлечении
к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ.
Суд отметил, что суды не приняли во внимание правовую позицию Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенную в постановлении от 03.02.2009 № 10458/08, обстоятельства
правомерности нанесения на ввезенный товар спорного обозначения, зарегистрированного в качестве товарного знака в стране происхождения товара, а также то, что оценка правомерности нанесения обозначения на
товар дается исходя из законодательства страны происхождения товара.
При таких обстоятельствах факт сходства до степени смешения обозначения, которым маркирован ввезенный обществом товар, с иным товарным знаком, имеющим международную регистрацию, правообладателем которого является иностранная компания, правового значения для установления наличия признаков состава административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ, не имеет.
Учитывая, что таможенным органом обстоятельства неправомерности нанесения на ввезенный товар спорного обозначения, послужившие основанием для составления протокола об административном правонарушении, не доказаны (часть 5 статьи 205 АПК РФ), административная ответственность не может быть возложена на общество.

 

Требуется ли разрешение правообладателя при экспорте

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

БЕСПЛАТНЫЕ ПРОГРАММЫ