таможенные споры
+7 (906) 4-313-865
Новороссийск, проспект Ленина, 61
mail@free-ved.com

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ГРУЗООТПРАВИТЕЛЯ ЗА “ПЕРЕГРУЗ”

На всякий случай напомним, за что грузоотправителя можно оштрафовать на сумму от 200000 до 400000 рублей

КоАП РФ, Статья 12.21.1. Нарушение правил движения тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства

peregruzhennyj_transport_kitaja_1



8. Предоставление грузоотправителем недостоверных сведений о массе или габаритах груза в документах на перевозимый груз либо неуказание в транспортной накладной при перевозке крупногабаритных или тяжеловесных грузов информации о номере, дате или сроке действия специального разрешения либо о маршруте перевозки такого груза, если это повлекло нарушение, предусмотренное частью 1, 2 или 4 настоящей статьи, –
влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей; на должностных лиц – от пятнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц – от 200 000 до 300 000 рублей.

9. Предоставление грузоотправителем недостоверных сведений о массе или габаритах груза в документах на перевозимый груз либо неуказание в транспортной накладной при перевозке крупногабаритных или тяжеловесных грузов информации о номере, дате или сроке действия специального разрешения либо о маршруте перевозки такого груза, если это повлекло нарушение, предусмотренное частью 3, 5 или 6 настоящей статьи, –
влечет наложение административного штрафа на граждан в размере пяти тысяч рублей; на должностных лиц – от двадцати пяти тысяч до тридцати пяти тысяч рублей; на юридических лиц – от 350 000 до 400 000 рублей.

10. Превышение допустимой массы транспортного средства и (или) допустимой нагрузки на ось транспортного средства, либо массы транспортного средства и (или) нагрузки на ось транспортного средства, указанных в специальном разрешении, либо допустимых габаритов транспортного средства, либо габаритов, указанных в специальном разрешении, юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями, осуществившими погрузку груза в транспортное средство, –
влечет наложение административного штрафа на индивидуальных предпринимателей в размере от восьмидесяти тысяч до ста тысяч рублей; на юридических лиц – от 250 000 до 400 000 рублей.

Присоединяйть к нам в Telegam и Facebook

Наши услуги

Порядок осуществления весового и габаритного контроля транспортных средств, в том числе порядок организации пунктов весового и габаритного контроля транспортных средств
установлен Приказом Министерства транспорта Российской Федерации (Минтранс России) от 27 апреля 2011 г. N 125 г. Москва “Об утверждении Порядка осуществления весового и габаритного контроля транспортных средств, в том числе порядка организации пунктов весового и габаритного контроля транспортных средств”

Кроме того, существует методика измерений нагрузки на оси, группы осей и масса автодорожных транспортных средств (АТС) при поосном взвешивании и статическом режиме [в неё внесено изменение согласно письму ЗАО “Весоизмерительная компания “ТЕНЗО-М” исх. № 95 от 11.06.15г.]

Документ устанавливает методику измерений нагрузки на ось (осевой нагрузки), группу осей и массы автодорожных транспортных средств (далее – АТС) перевозящих твердые грузы с применением весов автомобильных электронных портативных «ВА-П», при поосном взвешивании в статическом режиме

 

Методика опубликована в сети http://www.fundmetrology.ru/06_metod/2view.aspx?id=18561

На данную методику ссылаются судебные акты, например https://rospravosudie.com/court-krasnodarskij-kraevoj-sud-krasnodarskij-kraj-s/act-534066948/

 

Интересная статья об оспаривании перегруза ИСТОЧНИК

И что же делать грузоперевозчикам? Обращаться к специалистам.

Но решит ли простой расчет статической нагрузки на ось проблему в суде или в ГИБДД? Опыт показал, что решит, если исследовать весь технически возможный диапазон значений статических нагрузок на оси. За его пределами может быть только динамика, но она – вне закона. Система автоматизированного весогабаритного контроля должна измерять только статику.

В деле, по которому обратилась компания «Транстерминал» из Уфы, зафиксированная автоматизированной системой нагрузка на переднюю ось тягача VOLVO FH-TRUCK 4X2 составила 11.43 т при предельно допустимой 9 т. Было решено провести исследование возможной нагрузки на оси тягача по следующему алгоритму:

  • установить расположение центра тяжести пустого полуприцепа;
  • установить нагрузки на оси полуприцепа и сцепное устройство равномерно загруженногополуприцепа;
  • установить фактическое смещение центра тяжести груза, полагая, что автоматизированная система правильно измерила нагрузки на оси полуприцепа;
  • установить нагрузки на оси полуприцепа и на сцепное устройство при фактическом смещении центра тяжести груза.

Что это дает юристу, оспаривающему протокол? На взгляд специалиста, многое. Это отсекает возможные возражения о том, что вы распределили груз равномерно «на глаз», или о том, что в пути груз мог сместиться. То есть итогом расчета по приведенному выше алгоритму является фактическая нагрузка на седло тягача в момент измерения и на основании акта измерения. Конечно же, возражения против этого уже неуместны, хотя в нашем суде всё бывает, могут, и успешно, даже Ньютону возражать.

Теперь настает очередь тягача. На сайте изготовителя имеются данные об отношении нагрузки на заднюю ось к массе тягача, которое назовем коэффициентом нагрузки. Для модельного ряда седельных тягачей VOLVO FH-TRUCK 4X2 этот коэффициент составляет около k=0.27 (здесь для Volvo FH 2013 года – 0.287). Отсюда, с учетом фактической нагрузки на седло, из расчета следует, что статическая нагрузка на переднюю ось была 7.7 т, на заднюю – 9.6 т.

Технически возможное перераспределение веса тягача между его передней и задней осями при той же нагрузке на седло может быть установлено варьированием значением коэффициента нагрузки на оси в пределах от k=0, что соответствует полному распределению собственной массы тягача на свою переднюю ось и собственной нулевой нагрузке на заднюю ось (центр тяжести тягача находится на передней оси), до k=0.5, когда собственная масса тягача поровну распределяется между его осями (центр тяжести тягача находится посередине между осями). Оба случая являются крайними, первый из них возникает перед опрокидыванием тягача вперед, а второй технически недостижим из-за локализации более тяжелых двигателя и кабины у передней оси.

Повторяем расчеты нагрузок на оси тягача для значений коэффициента нагрузки от 0 до 0.5 с интервалом 0.05 (для солидности, хотя достаточно определить каждый график в 2-х точках). Результат расчетов показан на графике, где ось Х – это коэффициент k, а ось Y – нагрузка в тоннах. Красным цветом показана нагрузка на переднюю ось тягача, синим – на заднюю ось тягача.

Итог – нагрузка на переднюю ось тягача не может превышать 9.9 т, даже если вся собственная масса тягача распределяется на его переднюю ось. При этом нагрузка на заднюю ось тягача составляет не менее 7 т.

Что это дает юристу, оспаривающему протокол? А то, что сразу отсекает возможные возражения о том, что какие-либо ремонтные воздействия на тягач, или его заправка, или что-то ещё могли изменить распределение массы тягача на оси, или о том, что данные с сайта изготовителя могут отличаться от фактического распределения массы. Что бы ни придумали возражающие, исследован полный технически возможный диапазон нагрузки на оси тягача с учетом фактической нагрузки на седло тягача в момент измерения.

А вот теперь переходим в наступление. Согласно акту  измерения нагрузка на переднюю ось составляла 11.43 т (или на 1.53 т больше технически возможной наибольшей нагрузки 9.9 т), на заднюю ось – 6.61 т (или на 0.39 т меньше технически возможной наименьшей нагрузки). Вот это и есть влияние неких факторов по неизвестной специалисту причине.

Это могло произойти при условиях неисправности весового оборудования, либо по причинам, вызывающим дополнительную динамическую нагрузку на оси транспортного средства (нарушение геометрии дороги в виде наличия недопустимых продольного или поперечного уклона, наличие неровностей поверхности дороги или ее повреждений, технологических швов и т.п., недостаточная жесткость покрытия при высокой температуре и пр., или организация дорожного движения, вынуждающая водителей тормозить перед въездом на весовой комплекс).

Намерили бы 9.9 т на переднюю ось, возражать было бы труднее, но можно, так как разрешенные 9 т (см. график) соответствуют значению k=0.12, или нагрузке на переднюю ось пустого тягача 88% его массы. А это легко проверить взвешиванием этого самого тягача.

Юридический результат такого заключения – отмена протокола самим МВД, в чем, конечно, и немалая заслуга юриста компании-грузоперевозчика.

 

 

На сайте Архангельского арбитражного суда есть интересная справка

Справка
по результатам обобщения судебной практики но рассмотрению дел о взыскании
платы в счёт возмещения вреда, причинённою автомобильным дорогам
при перевозке тяжеловесных грузов

 

а) лицо, к которому, предъявлено требование, является ненадлежащим
ответчиком, поскольку транспортное средство на момент перевозки тяжеловесною
груза находилось во владении другого лица (дела № А05-7029/2012, № А05-7031/20125,
№ А05-8047/2012; № А05-4034/20136, № А05-7230/2013, № А05-9402/2013);
Так, при рассмотрении дела № А05-7029/2012 суд на основании представленных
в материалы дела договора аренды транспортного средства без экипажа, акта приёма-
передачи установил, что предприниматель А., к которому было предъявлено требование
о взыскании платы за провоз тяжеловесного груза на принадлежащем ему на нраве
собственности седельном тягаче IVECO с прицепом SCHMITZ SKO-24, передал этот
тягач с прицепом во временное владение и пользование арендатору – гражданину Ш. Суд
сделал вывод о том, что владельцем транспортного средства, причинившего вред дорогам,
являлся арендатор – гражданин III., в связи с чем суд отказал в удовлетворении
требований, заявленных к предпринимателю А.

Суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали указанный вывод
суда, отметив, что в соответствии с пунктом 1 статьи 1079 Гражданского кодекса
Российской Федерации (далее – ГК РФ) обязанность возмещения вреда возлагается на
юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности
на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного
управления либо на ином законном основании (на праве аренды по доверенности на право
управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о
передаче ему источника повышенной опасности и т.п.). В соответствии с положениями
статьи 642 ГК РФ по договору аренды транспортного средства без экипажа арендодатель
предоставляет арендатору транспортное средство за плату во временное владение и
пользование без оказания услуг по управлению им и его технической эксплуатации.
Согласно статье 648 ГК РФ ответственность за вред, причиненный третьим лицам
транспортным средством, его механизмами, устройствами или оборудованием, несёт
арендатор. Если иное не предусмотрено договором аренды транспортного средства без
экипажа, арендатор несёт все расходы на содержание арендованного транспортного
средства, включая его страхование, а также расходы, возникшие в связи с его
эксплуатацией (статья 646 ГК РФ).
Суд апелляционной инстанции указал, что факт предъявления Ш.
на стационарном пункте весового контроля путевого листа, а не договора аренды и акта
приёмки-передачи транспортного средства не свидетельствует о том, что груз перевозился
предпринимателем А. Суд апелляционной инстанции отметил, что путевой лист
не является исключительным доказательством нахождения предпринимателя А. и
водителя транспортного средства Ш. в трудовых либо иных отношениях. Договор аренды не признан недействительным, заявления о его фальсификации истцом суду первой
инстанции заявлено не было.
Суд кассационной инстанции также отметил, что достоверность договора аренды,
а также актов приёма и возврата транспортного средства в установленном порядке
не оспорена.
Сходные обстоятельства были установлены и аналогичные выводы были сделаны
судом при рассмотрении дел № А05-7031/2012, № А05-8047/2012, № А05-7230/2013.
При рассмотрении дела № А05-7031/2012 суд первой инстанции отказал
в удовлетворении иска со ссылкой на то, что владельцем автотранспортного средства,
причинившего вред дорогам, являлся не предприниматель III., а арендатор 1Ив., который
в силу статьи 648 ГК РФ и в соответствии с правилами главы 59 названного Кодекса несёт
ответственность за вред, причинённый третьим лицам транспортным средством, его
механизмами, устройствами, оборудованием.
Суд апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционной жалобы истца на
решение суда от 10.08.2012 по данному делу отменил это решение как вынесенное
с нарушением пункта 4 части 4 статьи 270 АПК РФ, посчитав, что данный судебный акт
принят о правах и обязанностях лица, не привлечённого к участию в деле. Суд
апелляционной инстанции перешёл к рассмотрению дела по правилам, установленным
для рассмотрения дела в суде первой инстанции, и, учитывая, что установленные в рамках
дела обстоятельства могут повлиять на права и обязанности гражданина Шв.
по отношению к истцу, на основании статьи 51 АПК РФ привлёк гражданина Шв.
к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований
относительно предмета спора. Затем по ходатайству истца суд апелляционной инстанции
привлёк предпринимателя Шв. к участию в деле в качестве ответчика, исключив его из
числа третьих лиц. Рассмотрев дело, суд апелляционной инстанции удовлетворил
заявленное требование о взыскании с предпринимателя Шв., являющегося арендатором
транспортного средства, платы за провоз тяжеловесного груза и отказал в удовлетворении
иска к предпринимателю Ш., являющейся собственником транспортного средства.

При рассмотрении дела № А05-9402/2013 суд на основании представленной
в материалы дела доверенности установил, что предприниматель Д., к которому было
предъявлено требование о взыскании платы за провоз тяжеловесных грузов
на принадлежащем ему на праве собственности автомобиле IVECO с прицепом
SCHMITZ, доверил гражданину А. право управлять и пользоваться этим транспортным
средством с прицепом сроком на один год. Суд со ссылкой на положения статьи 1079
ГК РФ, а также на разъяснения, содержащиеся в пункте 20 постановления Пленума
Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 № 1 «О применении судами
гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие
причинения вреда жизни или здоровью гражданина», указал, что по смыслу статьи 1079
ГК РФ. лицо, в отношении которого оформлена доверенность на управление
транспортным средством, признаётся его законным владельцем, если транспортное
средство передано ему во временное пользование, и он пользуется им по своему
усмотрению. Если в обязанности лица, в отношении которого оформлена доверенность на
право управления, входят лишь обязанности по управлению транспортным средством по
заданию и в интересах другого лица, за выполнение которых он получает вознаграждение
(водительские услуги), такая доверенность может являться одним из доказательств по
делу, подтверждающим наличие трудовых или гражданско-правовых отношений.
Указанное лицо может считаться законным участником дорожного движения (пункт 2.1.1
Правил дорожного движения), но не владельцем источника повышенной опасности.
Суд указал, что истец, несмотря на предложение суда, не представил ни путевых
листов, ни товарно-транспортных накладных, ни других документов, на основании
которых был сделан вывод о том, что перевозку тяжёловесных грузов с превышением
установленных ограничений осуществлял предприниматель Д. В связи с этим суд сделал
вывод о недоказанности причинения вреда автомобильным дорогам именно
предпринимателем Д.

При рассмотрении дела № А05-4034/2013. суд отказал в удовлетворении
требований, предъявленных к предпринимателю Ш., являвшемуся, по утверждению истца,
арендатором транспортного средства, осуществлявшего перевозку тяжеловесных грузов.
При этом суд исходил из недоказанности нахождения транспортного средства во владении
предпринимателя Ш. на момент осуществления перевозки тяжеловесного груза.
Принятое по этому делу решение было обжаловано истцом в апелляционном
порядке и на момент составления настоящей справки не вступило в законную силу.

б) не доказан факт перевозки именно тяжеловесного груза
(дела № А05-7029/2012; № А05-14721/20127, № А05-4786/2013, № А05-9275/2013.
При рассмотрении дела № А05-7029/2012 суд первой инстанции наряду с выводом
о том, что требование предъявлено к ненадлежащему ответчику, счёл недоказанным факт
перевозки 19.04.2011 именно тяжеловесного груза с превышением допустимой осевой
нагрузки.

Суд исходил из того, что 07.12.2011 в паспорте на весы автомобильные
электронные «ВА-Д-20» (заводской № 10-28434) сделана запись «не годны», с 08.12.2011
до 29.12.2011 эти весы находились в ремонте, при этом суд указал, что истцом
не представлены доказательства, однозначно свидетельствующие о том, с какого момента
эти весы стали «не годны». Кроме того, суд исходил из того, что водитель Ш.
с результатами взвешивания, произведённого в 21 час 49 мин 19.04.2011, не согласился,
мотивировав своё несогласие несоответствием установленной в ходе весового контроля
фактической общей массы автопоезда информации о фактической общей массе
автомобиля с прицепом, содержащейся в вынесенном в отношении него в тот же день
в 12 час 00 мин органом ГИБДД постановлении по делу об административном
правонарушении (расхождение составило 2,22 т).

Суд апелляционной инстанции счёл ошибочным вывод суда первой инстанции
об отсутствии достоверных данных об исправности 19.04.2011 весов автомобильных
электронных «ВА-Д-20» (заводской N° 10-28434). При этом суд апелляционной инстанции
указал, что в акте о превышении транспортным средством установленных ограничений
по массе и (или) нагрузке на ось от 19.04.2011 отражено, что эти весы признаны
пригодными к применению и поверены 10.12.2010. Факт исправности данных весов суд
апелляционной инстанции счёл подтверждённым также имеющимся в деле паспортом
весов, в котором содержится отметка о годности весов с 10.12.2010 по 07.12.2011, то есть
и на 19.04.2011. Кроме того, в ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции
истец представил акт о фиксировании повреждения автомобильного оборудования
от 07.11.2011, а также письмо о факте повреждения весов 07.12.2011.
Сделав вывод о том, что представленные акты контроля весовых параметров
автомобиля (автопоезда) являются недопустимыми доказательствами факта превышения
допустимой массы и допустимых нагрузок на оси транспортных средств, суд при
рассмотрении дела № А05-14721/2012 исходил из того, что взвешивание транспортных
средств ответчика вопреки пункту 4 постановления Правительства Российской Федерации
от 22.09.1999 № 1079 «О мерах по упорядочению деятельности, связанной
с осуществлением контроля транспортных средств на автомобильных дорогах»,
производилось на передвижном пункте весового контроля, а также на весах
автомобильных CAS RW-15P, которые не предназначены для взвешивания пятиосных
транспортных средств, а также указал, что результаты определения общей массы
автомобиля, полученные суммированием нагрузок на оси, нельзя считать достоверными.
Суд со ссылкой на представленное в материалы дела руководство по эксплуатации весов
автомобильных CAS RW-15P указал, что результат поколёсного и поосного взвешивания
содержит неустранимую методическую погрешность. Возникающая погрешность
измерений обусловлена конструкцией весов и отсутствием аттестованных методик,
регламентирующих процедуру проведения взвешивания при поосном или домашинном методе измерения нагрузки на оси транспортного средства, если положение всех осей
транспортного средства не выровнено относительно горизонтальной плоскости.
Единственный способ устранить эту погрешность – использовать схему домашинного
взвешивания с 4 или 6 платформами (что возможно только при взвешивании двух- или
трёхосных транспортных средств). По мнению суда, указанные весы, имеющие
1 платформу, не предназначены для взвешивания пятиосных транспортных средств.
Суд апелляционной инстанции, отменяя указанное решение, а также суд
кассационной инстанции, оставляя постановление суда апелляционной инстанции без
изменения, указали, что пункт весового контроля на 9 км автодороги «Обход
г. Сыктывкар» оборудован выделенной полосой для движения грузовых транспортных
средств, наружным освещением, специальной площадкой для взвешивания транспортных
средств, видеонаблюдением; данный пункт является стационарным и работающим
в круглосуточном режиме. Кроме того. Федеральный закон от 08.11.2007 № 257-ФЗ
«Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и
о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»
непосредственно не предусматривает, какие посты (стационарные или передвижные),
могут использоваться соответствующими органами в целях выполнения возложенных на
них задач. Из содержания названного Закона также не следует, что Правительству
Российской Федерации поручалось установить, каким способом может производиться
весовой контроль транспортных средств. Вопрос о том, каким способом собственник
дороги имеет право осуществлять весовой контроль в целях сохранности своей
собственности, постановлением Правительства Российской Федерации от 22.09.1999
№ 1079 не регулируется. Указанное Постановление не содержит запрета на использование
передвижных постов весового контроля. В свою очередь, подтверждением того, что
контроль за осуществлением автомобильных перевозок может осуществляться
с использованием как стационарных, так и передвижных контрольных пунктов, являются
положения постановления Правительства Российской Федерации от 31.10.1998 № 1272
«О государственном контроле за осуществлением международных автомобильных
перевозок» (в редакции постановления Правительства Российской Федерации
от 02.02.2000 № 100).

Также суды апелляционной и кассационной инстанции сочли, что весы
автомобильные CAS RW-15P могли быть использованы для контроля весовых параметров
пятиосного транспортного средства. Как указал суд кассационной инстанции,
в соответствии со статьёй 13 Федерального закона от 26.06.2008 № 102-ФЗ «Об
обеспечении единства измерений» и Порядком проведения проверки средств измерений,
утверждённым приказом Комитета Российской Федерации по стандартизации, метрологии
и сертификации от 18.07.1994 № 125 единственным подтверждением соответствия средств
измерений метрологическим требованиям и их пригодности к применению является
свидетельство о поверке. В данном случае контроль весовых параметров производился в
использованием весов, поверка которых подтверждена соответствующими
свидетельствами, кроме того, на основании положительных результатов испытаний
Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии утверждён тип
весов поколёсного взвешивания автомобиля CAS RW-15P, который зарегистрирован
в Государственном реестре средств измерений под номером 20520-06 и допущен
к применению в Российской Федерации. Согласно руководству по эксплуатации весы
автомобильные типа RW-P производятся в различных модификациях и предназначены для
поколёсного, а при комплектовании несколькими платформами – для их поосиого,
потележечного или помашинного взвешивания. Каких-либо ограничений по количеству
осей взвешивания транспортного средства руководство по эксплуатации не содержит.
Отказывая при рассмотрении дела № A05-4786/2Q13 в удовлетворении заявленного
требования о взыскании платы за провоз тяжеловесного груза, суд первой инстанции
посчитал недоказанным факт перевозки тяжеловесного груза принадлежащим ответчику
транспортным средством с превышением допустимой осевой нагрузки, сделав вывод
о том, что ни протокол весового контроля от 06.04.2011, ни акт контроля весовых

параметров транспортного средства от 06.04.2011 не могут быть признаны допустимыми
доказательствами по делу, а изложенные в них сведения о результатах взвешивания
транспортного средства ответчика достоверными сведениями, поскольку содержат в себе
противоречивые сведения об использованном средстве измерения, а на само средство
измерения не представлены либо действующий сертификат об утверждении типа средства
измерения, либо свидетельства о поверке.
Из содержания акта контроля весовых параметров транспортного средства
от 06.04.2011 следовало, что взвешивание принадлежащего ответчику транспортного
средства произведено с применением следующего весового оборудования: весы BA-15 СЗ
№ 1314 от 25.08.2010 до 25.08.2011; № 1318 от 29.09.2010 до 29.09.2011. При этом
в протоколе весового контроля от 06.04.2011 имелась ссылка на весы ВЛ-15 HP 1314 HP
1318. В материалах дела отсутствовали доказательства в подтверждение того, что весы
ВЛ-15 и ВА-15 СЗ относятся к одному типу средств измерений.
Кроме того, к исковому заявлению приложены копии свидетельств о поверке весов
автомобильных ВА-15С заводской № 1314 и весов автомобильных ВА-15С-3 заводской
№ 1318. Суд посчитал неподтверждённым материалами дела довод истца о том, что
надпись в протоколе «ВА-15» фактически относится ко всем автомобильным весам
ВА-15С.
С учётом несоответствия данных о типе средств измерений, содержащихся в акте
контроля весовых параметров транспортного средства от 06.04.2011 и в протоколе
весового контроля от 06.04.2011, суд посчитал, что не представляется возможным
достоверно определить применённое в ходе взвешивания принадлежащего ответчику
транспортного средства средство измерения, следовательно, невозможно сделать вывод
о пригодности применённых в ходе взвешивания средств измерения к использованию.
Кроме того, в материалах дела имеется копия сертификата об утверждении типа
средств измерений – весов автомобильных переносных ВА-15С, действительного до
01.01.2011, тогда как взвешивание принадлежащего ответчику транспортного средства
производилось 06.04.2011, то есть по истечении срока действия указанного сертификата.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев апелляционную жалобу истца, оставил
решение суда первой инстанции без изменения, полностью согласившись с выводами суда
первой инстанции.
В решении от 11.10.2013 по делу № А05-9275/2013 суд, отказывая
в удовлетворении заявленного требования, также сослался на недоказанность факта
превышения нагрузки ось транспортного средства и причинение ответчиком вреда,
подлежащего возмещению. Суд указал, что как в акте от 07.07.2010, так и расчёте размера
ущерба органом весового контроля не указано, в каком режиме осуществлялось
взвешивание (динамическом, статистическом), произведён ли учёт погрешности при
взвешивании транспортного средства. В акте не указана скорость автомобиля при
движении на платформе, в детализации расчёта отсутствуют данные об учёте
погрешности весов и величины погрешности. Суд также указал, что погрешность по
третьей оси составляет менее 1 %, истцом не доказан факт надлежащего взвешивания и
учёта погрешности измерений при взвешивании и расчёте ущерба.

в) пропуск срока исковой давности (дело № А05-4836/2013).
В обоснование заявленных требований по указанному делу истец представил акты
контроля весовых параметров транспортного средства (автопоезда) от 12.04.2010 и
от 15.04.2010. До принятия решения по существу спора ответчик заявил о пропуске
истцом срока исковой давности.

Суд пришёл к выводу, что право на предъявление иска возникло у истца
с 13.04.2010 применительно к требованию о взыскании платы по акту от 12.04.2010 и
с 16.04.2010 применительно к требованию о взыскании платы по акту от 15.04.2010,
Истечение сроков исковой приходится, соответственно, на 13.04.2013 и на 16.04.2013.
Суд установил, что исковое заявление направлено в суд почтой 19.04.2013.
Признав, что исковое заявление подано с пропуском установленного статьёй 196 ГК РФ
трёхлетнего срока исковой давности, суд отказал в удовлетворении заявленных
требований.

 

Интересная подбора есть на  сайте ТКС

Авторство Сергей Пчела:

Примеры аргументов в суде, позволивших выиграть дело.

Вместе с тем из показаний свидетеля следует, что взвешивание транспортного средства производилось при включенном двигателе, в то время как весы предназначены для статического взвешивания (в процессе взвешивания взвешиваемый груз не перемещается относительно грузоприемного устройства и масса взвешиваемого груза на протяжении всего времени взвешивания остается неизменной), а в акте и протоколе весового контроля имеются значительные несоответствия. Так, согласно Руководству по эксплуатации весов М 014.060.00 РЭ предел допускаемой погрешности при эксплуатации от 200 кг до 5 000 кг составляет +/- 10 кг,. от 5 000 кг до 15 000 кг – +/- 20 кг; согласно протоколу весового контроля полная масса тягача составила 34 380 кг, в то время как в акте указана фактическая масса 33 300 кг, то есть разница составляет 1 080 кг, что превышает допустимые пределы погрешности. Разница между показаниями нагрузки также превышает допустимые пределы погрешности. (дело А40-142352/12)

В данном случае, обществу вменена перевозка тяжеловесного груза без специального разрешения и специального пропуска с превышением общей массы транспортного средства и допустимых нагрузок на оси. Материалами дела подтверждается и заявителем фактически не оспаривается, что превышение допустимой нагрузки составили: 2 ось на 01,12 т. 3 ось на 0,35 т. Принимая во внимание, что правонарушение совершено обществом 27.04.2012, выявлено административном органом в тот же день, срок привлечения Общества к административной ответственности истек 27.06.2012, однако оспариваемое постановление вынесено Управление 05.07.2012, то есть за пределами срока давности привлечения к административной ответственности, в связи с чем не соответствует закону. Принимая во внимание вышеназванные обстоятельства, арбитражный суд признает оспариваемое постановление незаконным и отменяет его полностью. (дело А03-18144/2012)

Как установлено судом из материалов административного дела, 11.11.2012г. при перевозке ООО «МЕТА-ТРАНС» тяжеловесного груза (щебень) – автопоездом в составе автомашины марки МАЗ 6430А8-360-020, государственный регистрационный номер О 015 ХВ /116 RUS , сцепленным с полуприцепом РАNAV А65-1629/2013 государственный регистрационный номер АР 5695/16 RUS – согласно акту № 51 о превышении транспортным средством установленных ограничений по массе и (или) нагрузке на ось -полная масса автопоезда с грузом составила 52,54т. при положенных 40т <…> Материалами дела полностью доказана вина юридического лица ООО «Мета-Транс», осуществлявшего предпринимательскую деятельность, в совершении административного правонарушения предусмотренного ч.1 ст.12.21.1 КоАП РФ, в связи с чем оспариваемое постановление подлежит рассмотрению арбитражным судом. Из представленного административного материала следует, что по данному делу проводилось административное расследование на основании определения начальника ОГИБДД от 04.12.2012г. Таким образом, дело об административном правонарушении в отношении заявителя о привлечении его к административной ответственности был полномочен рассматривать только судья районного суда, вынесение же оспариваемого постановления начальником ОГИБДД УВД г.Альметьевска влечет за собой его недействительность, поскольку он не является уполномоченным для этого лицом. (дело А65-1629/2013)

С учётом веса перевозимого бетона полная масса автомобиля составила 20180,0 кг, что не превысило разрешённую максимальную массу, установленную заводом изготовителем, тогда как весы показали массу 23,660 т. Учитывая документальную подтвержденность объема и номинального веса перевозимого бетона, отсутствие каких-либо доказательств, указывающих на наличие большего объема и веса загруженного ООО «Развитие» бетона, массу транспортного средства в соответствии с паспортом ТС, суд апелляционной инстанции ставит акт взвешивания под сомнение и приходит к выводу о том, что при взвешивании автомобиля заявителя 18.09.2012г. были допущены ошибки (погрешности), повлиявшие на показания весов в значении массы автомобиля, вследствие чего, весовые показания, отражённые в акте от 18.09.2012 № 1726, не могут служить основанием для вывода о превышении допустимых нагрузок на оси , с учетом того, что суммарная весовая величина нагрузки на оси должна быть равной массе автомобиля с грузом. Кроме того, суд отмечает, что в соответствии с актом взвешивания установлено превышение нагрузки на 2 ось – 9,590 т при допустимой 7,5 т и на 3 ось – 9, 590 т при допустимой 7,5 т, тогда как в протоколе и постановлении отражено превышение только на 2 ось. Таким образом, в материалах дела отсутствуют доказательства, соответствующие требованиям ст. 67, ст.68 АПК РФ, свидетельствующие о наличии в действиях общества состава вменяемого ему административного правонарушения, что в свою очередь влечет признание оспариваемого постановления незаконным и подлежащим отмене. (дело А45-26681/2012)

Факт превышения разрешенной максимальной массы, а также результаты взвешивания обществом не оспариваются. Изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что превышение общей массы принадлежащего обществу транспортного средства составили более 5 процентов, что образует объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.21.1 КоАП РФ. <…> С учетом изложенного, на основании представленных документов можно сделать вывод об исключительном и случайном характере нарушения. Суд считает, что в рассматриваемом случае возбуждением дела об административном правонарушении, его рассмотрением и установлением вины лица, его совершившего, достигнуты предупредительные цели административного производства, установленные пунктом 1 статьи 3.1 КоАП РФ. Наложение в данном случае штрафа в сумме 250000 руб. имеет неоправданно карательный характер. <…> Поскольку в данном случае установлена малозначительность правонарушения, оспариваемое постановление административного органа подлежит признанию незаконным и отмене. (дело А05-15571/2012)

Обсуждение на форуме 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*