таможенные споры
+7 (906) 4-313-865
Новороссийск, проспект Ленина, 61
mail@free-ved.com

Коляски детские и приложения к ним, классификация и ставка ндс 10%

Перечень кодов видов товаров для детей в соответствии с «Единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза», облагаемых НДС по налоговой ставке 10% при ввозе на территорию Российской Федерации, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 31.12.2004 № 908, включает «коляски детские», код ТН ВЭД – 8715001000.

 

Дополнительная комплектация может послужить основанием для таможенных органов Южного таможенного управления отказать в применении ставки НДС 10% на ввоз колясок в комфортной комплектации. Эту позицию поддерживает АС РО,  дело №А53-33589/15.

По обращению одного из предпринимателей Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей полено разъяснение Министерства Финансов Российской Федерации от 17.05.2017 № 03-07-03/29873 , о том, что «…основания для отказа в применении ставки налога в размере 10% в отношении товара «Коляски детские», классифицируемого кодом 8715001000 ТН ВЭД ЕАЭС, отсутствуют. ИСТОЧНИК ПО ССЫЛКЕ

В нашей группе в ФБ продолжение истории, решении по жалобе

 

А дальше видение ситуации на ПРАВО.РУ в блоге Вадима Зарипова

10 июля Конституционный суд принял постановление по жалобе ООО «Мишутка».

Компания ввозила детские коляски в комплекте с принадлежностями (сумка для детских вещей, чехол для ног, защищающий от ветра и дождя, противомоскитная сетка, корзина для вещей), считая их неотъемлемой частью товара, и применила 10-процентную ставку НДС, установленную Налоговым кодексом для детских колясок. Таможня отказалась классифицировать товар по льготной ставке, утверждая, что это уже не «коляски детские», а что-то другое. Арбитражные суды с таможней согласились.

В своем решении КС встал на сторону компанию, выступив фактически очередной инстанцией.

На мой взгляд, это дело – пример того, как КС вынужден выполнять несвойственную ему работу, а именно – исправлять ошибки ординарных судов. Суды подошли к вопросу слишком формально, т.е. не как суды, а как таможенные чиновники. Все, что сделал КС – проверил соответствие квалификации, которую дал инспектор Азовского поста Ростовской таможни, закону. Но при этом он учитывал не только буквальный текст нормативных актов, но и примечание в ТН ВЭД, где указано, что принадлежности, представляемые вместе со средствами наземного транспорта, должны классифицироваться вместе с ними, если являются частью их обычной комплектации и обычно продаются вместе с ними. Поэтому, пришел к выводу Суд, льготная ставка НДС должна применяться и в отношении колясок детских в комплектации, согласующейся с их обычным использованием (в которой принадлежности связаны с обычным использованием главной вещи и разумно соотносятся с нею по стоимости).

Чтобы сделать такой вывод, совсем необязательно обращаться к Конституции, достаточно руководствоваться общей нормативной базой и здравым смыслом.

Хорошо, что КС исправил эту ошибку, но плохо, что он вынужден отвлекаться на такие вопросы. Видимо, не смог пройти мимо явной глупости.

При этом никаких новых принципов и правовых позиций он не сформулировал, мотивировка основана целиком на нормах закона и подзаконных актов.

Это несистемный и непродуктивный подход, растрачивание ресурсов общества, которое создало и содержит Конституционный суд не для этого. Хотя бы потому, что какое-то другое важное дело в силу объективной ограниченности пропускных возможностей Суда осталось нерассмотренным.

Системный подход заключался бы в том, чтобы выявить причины, по которым суды не смогли разобраться с таким «детским» вопросом. Им недостаточно известных принципов, знания законодательства, умения здраво рассуждать, системного мышления или желания разбираться?

Не свидетельствует ли это о деградации судебной системы? Ведь если такой вопрос способен решить лишь КС, то чего ждать от других судов?

Результатом дела в КС должно быть выявление и устранение дефектов существующей правовой системы, ее настройка, а не рассмотрение частной, хотя и социально важной ситуации без формирования новых правовых позиций.

Кстати, о том, что КС движется в сторону превращения в высший суд и при повышении его активности может стать новой инстанцией во главе системы всех судов, недавно писал проф. А.А. Иванов в статье «Седьмая инстанция» (Вестник экономического правосудия Российской Федерации № 4/2017).

Но придет ли он к этому или его постигнет судьба ВАС РФ, покажет время.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*